Поляки читают биографию Степана Бандеры (часть 2)

«Волынская резня» заставила польских мирных жителей искать помощи сначала у нацистов, а затем у коммунистов.

Поляки вступали в немецкую полицию с целью защиты своих близких от террора ОУН-УПА*, а когда немцы ушли на Запад и на их место пришла Красная армия, поляки начали вступать в отряды советской милиции и истребительных батальонов.

Как справедливо отмечает автор, некоторые польские подразделения Армии крайовой, Крестьянских батальонов и 202 батальона немецкой полиции Шуцманшафт, в рамках мести, проводили ответные операции, в которых погибали мирные украинцы. Россолински-Либе оценивает количество поляков, убитых бандеровцами, в 70–100 тыс. человек и количество украинцев, убитых поляками — в 10–20 тыс.

Вопрос ответственности Бандеры за «Волынскую резню» является вопросом достаточно сложным. Нет никаких доказательств существования его приказов, целью которых было уничтожение польского населения Волыни и Восточной Галиции, но действия УПА, военной организации ОУН-Б, вписываются в рамки инструкций, написанных Бандерой в документах, предназначенных для украинских националистов. Лидер ОУН-Б, даже не смотря на то, что во время «Волынской резни» находился в специальной части концлагеря Заксенхаузен, в Целенбау, отвечает за этнические чистки, поскольку до их проведения многократно призывал своих подчиненных совершать такие преступления.

Поражение Рейха в битве за Сталинград и успешные наступательные операции Советского Союза отразились на позиции ОУН-Б в сфере сотрудничества с Берлином. Бандеровцы чувствовали приближающийся конец Гитлера и начали обсуждать возможные варианты выхода из трагически сложного положения. Уход Вермахта означал приход Красной армии и борьбу на смерть с большевиками, поэтому украинские националисты нуждались в новых союзниках. Увидели их в Великобритании и в США, поэтому в первой половине 1943 года начали ребрендинг и переход от фашистской программы к новому более демократичному амплуа. Бандеровцы начали высказывать свою враждебность не только в отношении к Советскому Союзу, но также к своим бывшим союзникам и «освободителям от большевистского ига».

На одном из собраний бандеровской верхушки был заслушан доклад Михаила Степаняка, который указывал, что связь с нацистами и бандитская деятельность против польских поселенцев скомпрометировали ОУН и УПА, и что даже изменение программы и названия не вернёт доверия людей, которые считают ОУН фашистской организацией. Токсичность ОУН-Б угрожала её потенциальному союзу с Западом и совместной борьбе против Советского Союза — а это была их последняя надежда на победу над большевиками и создание независимой Украины.

Следующими проблемными темами, затронутыми Россолинским-Либе, являются действия и политика УПА в отношении к восточным украинцам и евреям. Автор книги приводит пример приказа Шухевича убивать восточных украинцев в связи с их негативным отношением к бандеровской идеологии. Согласно показаниям офицера Службы Безопасности ОУН-Б Ивана Панкива, Шухевич рассматривал вариант полной экстреминации украинцев с Востока.

Вскоре проблемы с отсутствием доверия привели к огромным потерям в рядах ОУН — с 1 января по 1 апреля 1945 года СБ ОУН-Б подозревала 938 ОУНовцев в сотрудничестве с Советским Союзом. В результате 889 подозреваемых было признано виновными и казнено. Кроме того, автор книги приводит примеры операции УПА, направленных против евреев, скрывающихся в лесах и в бункерах, а также доказывает, что весной 1943 года бандеровцы начали использовать немецкую тактику «отбора» — оставляли в живых только тех евреев, знания которых и работу могли использовать на благо своей организации. В итоге, УПА создала два трудовых лагеря, где работало около 500 евреев, между прочим, казненных во время ухода бандеровцев в связи с наступлением Красной армии.

Красная армия беспощадно шла вперед, а немцы отступали, уходя всё дальше на Запад. Прощаясь с Украиной, нацисты в рамках операции «Sonnenblume» оставили украинским националистам тонны оружия и боеприпасов с надеждой на примирение их против Советского Союза.

В конце сентября нацисты отпускают на свободу Степана Бандеру, Ярослава Стецько, Андеря Мельника и около 300 других членов ОУН-Б и ОУН-М. Причиной такого решения немцев стала трагическая обстановка на фронтах — Красная армия стояла уже под Варшавой и под Будапештом, а Западные союзники взяли Рим и Париж, а также освободили Бельгию и проводили операции в Нидерландах. Гитлер планировал использовать украинцев и другие «антисоветские» народы Восточной Европы в борьбе против Сталина.

23 февраля 1945 года немцы начали процесс создания нового Украинского национального комитета и мобилизации украинцев в свои отряды. Степан Бандера поддерживал создание украинских подразделений в рамках армии III Рейха и выступал за «полную поддержку (нацистов) до конца, независимо от того каким бы он не был», но слово не сдержал и вскоре сбежал из Берлина, чтобы не попасть в советский плен.

8 мая в 23–01 по центральноевропейскому времени (9 мая в 01–01 по московскому времени) 1945 года немцы подписали капитуляцию и признали свое поражение в войне. «Когда миллионы людей, не только в Европе, но по всему миру, вздохнули с облегчением, ОУН и УПА не могли дождаться начала Третьей мировой войны. Лидеры организации надеялись на то, что после поражения Германии, Западные союзники нападут на Советский Союз, что даст им возможность создать независимое государство» — пишет Россолински-Либе.

Надежда на скорое начало Третьей мировой войны давала бандеровцам мотивацию для продолжения партизанской борьбы в Западной Украине. Командир УПА Роман Шухевич заявлял: «Ни одна деревня не должна признавать советскую власть. ОУН должна уничтожить всех признающих советскую власть. Мы не должны беспокоиться о людях, которые могут нас осудить за жестокость. Ничего страшного не произойдет, если выживёт только половина из 40 миллионов украинцев».

Послевоенная реальность, по иронии судьбы, принесла реализацию некоторых постулатов украинских националистов руками коммунистов — украинские этнические земли стали частью одного государственного организма, а евреи и поляки были истреблены (во время войны) либо выселены. Осталось «всего лишь» победить Красную армию и НКВД, а затем перехватить власть в Украине, созданной большевиками и территориально расширенной Сталиным.

Бандера осознавал отсутствие шансов на успех в борьбе против Советского Союза без поддержки со стороны США и Западной Европы, поэтому всеми возможными способами старался наладить отношения с Вашингтоном и Лондоном. Кроме того, бандеровская пропаганда старалась пугать население Западной Украины слухами о скором начале массовых депортаций западных украинцев в Сибирь, а также о планах Сталина провести их экстреминацию таким же способом, каким немцы уничтожали евреев. Были и другие слухи, например о грядущей Третьей мировой войне и неминуемой победе Запада и бандеровцев над Советским Союзом.

Новым логовом украинских националистов стал баварский город Мюнхен, находящийся в то время в американской оккупационной зоне, где Бандера вскоре открыл офис ОУН и начал плотно сотрудничать со службами США, Великобритании и Западной Германии. За свою работу получал большие суммы денег, благодаря которым мог, вместе со своей семьей, вести довольно достойную жизнь.

Кроме денег агент Бандера получал подарки — например в 1950 году британская MI6 подарила ему новую машину. Взамен бандеровцы проходили специальное обучение в тренировочных лагерях западных спецслужб, проникали на территорию Советского Союза, а затем организовали на месте антикоммунистическое подполье, совершали акции саботажа, а также передавали Западу разведданые, так ценные и нужные во время Холодной войны.

Лидер украинских националистов старался скрывать некоторые детали своего богатого прошлого, а наиболее больной для него точкой был факт сотрудничества с нацистами, поэтому в его публичных выступлениях и текстах публикованных в эмигрантских газетах, ОУН и УПА представлялись как силы всегда выступающие против Гитлера и его идеологии. Любые обвинения в убийствах мирного польского и еврейского населения назывались «безосновательной антиукраинской пропагандой». В интервью немецким СМИ объяснял, что ОУН и УПА не могли совершить никакие военные преступления, поскольку «воевали за свободу» и были «национально-освободительным движением».

Бандера не признавался в сотрудничестве с нацистами во время войны и после неё, но, благодаря документам американской контрразведки CIC, знаем, что украинский националист находился под охраной бывших нацистов, работающих в государственном аппарате ФРГ. Речь идёт об Организации Гелена, в которой работали бывшие сотрудники нацистской разведки на Восточном Фронте, а также о Герхарде фон Менде, бывшем сотруднике Имперского министерства оккупированных восточных территорий, котором руководил Альфред Розенберг. Геленовцы помогали Бандере незаконно пересекать границы оккупационных зон, а фон Менде решал его проблемы с законом.

Лидер ОУН постепенно терял влияние на своих коллег, недовольных его радикальными и антидемократическими взглядами, угрожающими хорошим отношениям организации с Западом, а в последствии — потерей финансовой поддержки.

«В 1947 году» — отмечает автор книги — «Бандера так сильно расстроился на своих „демократических“ эмигрантов, отказавшихся подчиняться ему и не одобривших его верховенства, что пытался использовать Службу Безопасности ОУН для урегулирования конфликта. Проводник приказал главе Службы Безопасности, Матвиейке, проведение ряда убийств…».

Приказ Бандеры не был выполнен, но его политические противники узнали об угрозе и начали носить с собой оружие. Микола Лебедь, второй по значимости и влиятельности среди украинских националистов, во время ссоры угрожал Бандере пистолетом, за что в ответ лидер ОУН приказал убить своего коллегу, но приказ, в очередной раз, не был выполнен. Согласно мнению Стивена Доррила, британского эксперта по истории спецслужб, СБ ОУН, после войны, убила в ФРГ более 100 человек.

Результатом конфликта между Бандерой и Лебедьем стал очередной раскол в украинском национальном движении, а также решение ЦРУ прекратить сотрудничество с лидером ОУН-Б и сделать ставку на Лебедья. В будущем американцы многократно отказывали Бандере в американской визе, считая его нежелательным гостем, создающим угрозу влиянию «их» нового украинского агента № 1. Вскоре и британская разведка — MI6 — приняла решение попрощаться с Бандерой в связи с потерей им влияния на движение украинских националистов, а также в связи с высоким уровнем инфильтрации структур ОУН агентами советских спецслужб.

В итоге бывший герой западных украинцев потерял главные источники финансирования и решил отправить своего заместителя — Ярослава Стецько — в Париж для переговоров с французскими службами. Миссия Стецько, скорее всего, закончилась провалом, а единственной структурой, продолжающей сотрудничество с Бандерой, осталась Федеральная разведывательная служба Германии. Что интересно, его контактом в немецкой разведке был Гейнц Данко-Герре, бывший шеф штаба РОА Власова.

15 октября 1959 года Степан Бандера собрался обедать не в офисе ОУН, а у себя дома. Перед этим заехал на рынок без своих телохранителей, зато в сопровождении секретарши. Купил фрукты, заехал еще в офис своей организации, где оставил сотрудницу и отправился домой. Бандера оставил автомобиль возле дома, а затем открыл ключом дверь в подъезде дома № 7 по Крайттманштрассе, где жил с женой и детьми, и вошёл внутрь. Не знал, что в подъезде ждал его агент КГБ Богдан Сташинский, уже долгое время наблюдавший за своей жертвой.

Бандера поднялся на третий этаж, где встретил Сташинского. Как оказалось, это были последние моменты жизни иконы украинского национализма. Агент КГБ поднял руку с пистолетом и выстрелил своей жертве в лицо. Пистолет-шприц с цианистым калием выполнил свою задачу. Бандера медленно осел, после чего упал на ступеньки, а его бурная жизнь медленно, но неминуемо сближалась к концу. Проводник ОУН умер в машине скорой помощи на пути в больницу.

Делая анализ и оценивая персону Степана Бандеры, нужно смотреть на результаты его борьбы и наследие, какое оставил своим последователям. Теракты, политические убийства, попытки спровоцировать кровавый конфликт между польской властью и западными украинцами, сотрудничество с нацистами, создание идейной основы для проведения этнических чисток в отношении к национальным меньшинствам — евреям и полякам, отвержение демократических принципов и следование принципам тоталитаризма — это настоящий образ Бандеры, который его поклонники стараются прикрывать красивыми лозунгами о «борьбе за свободу и независимость», отрицанием очевидных фактов из истории своего движения и откровенным враньём с целью отбелить репутацию ОУН-УПА и их лидеров.

Бандеризм, как идеология и мировоззрение, создаёт угрозу радикализации украинского общества, радикализации, которая уже раньше принесла море крови, слез и горя. Как правильно замечает Россолински-Либе: «люди находящиеся под влиянием культа Бандеры не чувствуют эмпатию в отношении к жертвам украинского национализма». И продолжает:

«Культ Бандеры подавляет эту эмпатию, а глорификация и сакрализация виновников декларирует, что осуществленная убийцами политика геноцида была правильной и оправданной, а жертвы ОУН и УПА являются виновными в том, что были убиты».

Кроме того, автор книги пишет: «Немногие люди, которые не восхищаются преступниками и которые чувствуют эмпатию в отношении к жертвам украинского национализма, подвергаются осуждению и дискредитации другими членами общества».

Своё мнение по поводу Степана Бандеры 25 февраля 2010 года высказал парламент Европейского Союза, организации, членом которой Украина стремится стать — «Европейский парламент глубоко сожалеет о решении уходящего Президента Украины Виктора Ющенко посмертно наградить Степана Бандеру, руководителя Организации украинских националистов (ОУН), которая сотрудничала с нацистской Германией, званием „Национального героя Украины“; и надеется, в связи с этим, что новое украинское руководство пересмотрит такие решения и сохранит свою приверженность европейским ценностям».

Сложный путь суровой и критической оценки своей истории и своих национальных героев прошли такие страны как Хорватия и Румыния. Власти этих государств, стараясь вступить в Евросоюз и в НАТО, были вынуждены бороться с культами Анте Павелича и Йона Антонеску, авторитарных лидеров, сотрудничавших с нацистами во время Второй мировой войны.

В их случае верх взяли желание стать частью европейского дома и понимание европейских ценностей, которых невозможно объединить в одно целое с ценностями Степана Бандеры. Ценности Евросоюза и ценности ОУН-УПА исключают друг друга так сильно, что европейское будущее Украины в какое-то время может стать под вопросом.

Томаш Мацейчук


* запрещенная в РФ экстремистская организация

Спортивная одежда и обувь

Комментарии для сайта Cackle
Добавлено: 23-05-2018, 04:01
0
67
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх