Украинская «революция достоинства» сменила одних олигархов на других, — немецкие СМИ

Украинский «евромайдан» не смог изменить политическую структуру в стране, а только привёл к власти новых олигархов, пишет Focus.

В государстве установился так называемый неопатримониальный режим, при котором власть сосредоточена в руках коррупционных кланов, лишь имитирующих прозападный курс и проведение реформ, рассказывает автор статьи Андреас Умланд.

В 2015 году политолог Генри Хейл опубликовал монографию под названием «Патрональная политика: динамика развития евразийских режимов в сравнительной перспективе», пишет Focus.

В ней он рассказывает об определённом типе отношений государства и общества, характерном для стран постсоветского пространства, объясняет автор статьи Андреас Умланд.

В так называемых патрональных режимах существуют взаимодействующие или конкурирующие друг с другом «патронажные пирамиды», или, другими словами, коррупционные сети во главе с верховными патронами, которые руководят крупными концернами или занимают высокие государственные посты.

Такие структуры оказывают влияние на деятельность социально важных институтов: министерств, партий, предприятий, СМИ и общественных организаций. При этом сплочённость, действенность и устойчивость этих пирамид главным образом обеспечивается за счёт родственных связей, личной дружбы, долгосрочных знакомств, а также соблюдения «полумафиозных правил поведения».

Члены такой коррупционной сети обмениваются постами, деньгами, заказами, недвижимостью, товарами, услугами, лицензиями, грантами и льготами, продолжает издание.

И хотя такие формы взаимоотношений можно наблюдать по всему миру, всё же в отличие от правовых государств в странах с патрональной системой они составляют её фундамент, смысл и цель. При этом такие клановые структуры могут существовать не только при авторитаризме, но и при формальной демократии, отмечает Умланд.

В связи с этим неудивительно, что одним из главных лозунгов украинской «революции достоинства» стала фраза «Банду — геть!» — пишет Focus.

Семья бывшего президента Виктора Януковича, его друзья и сподвижники «настолько жадно и бессовестно грабили украинское государство и настолько нагло и жестоко защищали своё клептократическое правление», что миллионы граждан вышли на улицы и бросили вызов власти, рассказывает автор.

Однако за «евромайданом», видимо, стояли другие олигархи, полагает Умланд.

И это предположение подкрепляет тот факт, что в мае 2014 года президентом страны был избран один из самых известных олигархов страны Пётр Порошенко. Он заменил Януковича на месте главного «босса» в «неопатримониальной политической системе Украины».

При этом кандидатура Порошенко была согласована на полусекретной встрече в Вене в марте 2014 года, на которой присутствовал украинский магнат Дмитрий Фирташ и очень популярный на тот момент политик Виталий Кличко. Этот сговор, как и другие подозрительные события, касающиеся «евромайдана», уже тогда породили сомнения в том, что после «революции достоинства» украинский режим действительно изменится.

Автор отмечает, что проевропейская политика в странах с неопатримониальной системой необязательно отражает искреннее желание властей проводить настоящую, глубокую и последовательную европеизацию.

К примеру, правительство в Киеве сначала задерживает подозреваемых в коррупции чиновников и политиков, широко освещая это в СМИ, а потом отпускает их под мизерный залог. И сегодня такая «амбивалентность» наблюдается во многих внутриполитических процессах на Украине, подчёркивает Умланд.

С точки зрения теории Хейла, в таких противоречиях, зигзагах и нестыковках нет ничего удивительного. В рамках патрональной политической системы прозападная внешняя политика вполне может сосуществовать с коррупцией внутри страны, пока европеизация не затрагивает финансовые или другие коренные интересы верхушки правящего клана.

Режим может даже допускать проведение экономических и административных реформ, но с помощью различных манипуляций будет препятствовать им, чтобы «сохранить функционирование господствующей неформальной пирамиды и сберечь основные источники власти, влияния и доходов».

В таких случаях успехи на внешнеполитической арене, как, например, недавние «международные триумфы» Порошенко, будут полезны для господствующего клана, поскольку они повышают статус и поддерживают популярность главного патрона, объясняет автор.

Такой результат в свою очередь повышает легитимность и стабильность руководящей пирамиды и обеспечивает её дальнейшую коррупционную деятельность.

В последние три года Порошенко старательно пытался осуществить ребрендинг Украины и снять с неё ярлык «постсоветской олигархической страны», продолжает издание.

И хотя частичная модернизация и либерализация экономики действительно произошла, всё же точечные реформы не смогли привести к глобальным переменам в системе, «определяющими для которой остаются патронаж и клиентелизм, клановая солидарность и глубокая инфильтрация частных интересов в деятельность президентской и областных администраций».

Впрочем, в последнее время под давлением украинского гражданского общества, СМИ и международных организаций, занимающихся помощью развивающимся странам антикоррупционная борьба достигла опасных для нынешней власти масштабов.

Реформы всё чаще задевают интересы ключевых членов, субпатронов и клиентов клана Порошенко, поясняет автор.

Антикоррупционная деятельность может ослабить его власть в преддверии президентских выборов в 2019 году. Также это может привести к демонтажу патроналистского режима в целом и его поэтапной замене на многопартийную политическую систему. В любом случае, оба эти результата означают конец правления Порошенко, возможно, даже до 2019 года, полагает Умланд.

Социальные комментарии Cackle
Добавлено: 27-08-2017, 03:10
0
128
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх