О чем договорились Сурков и Волкер — мнение

Ну что, друзья мои, переговоры (1-й раунд, надеюсь) Владислава Суркова и Курта Волкера, которых так ждали, закончились.

На текущий момент комментария Волкера нет, а в комментарии Суркова, кроме выверенной дипломатической риторики, на первый взгляд, нет нового содержания. Но только на первый взгляд. Давайте внимательно посмотрим, и не линейно, а в контексте.

1. Сурков сообщил, что обе стороны поддерживают Минские соглашения. Это совсем не проходная фраза. И поддерживают не только потому, что они подкреплены резолюцией Совбеза ООН. Мы все помним, что в последние полгода все кому не лень говорили о возможной «большой сделке» между США и Россией, в том числе по Украине.

Но для того, чтобы выйти на «большую сделку» по части Украины, нужно вывести за скобки те самые Минские соглашения, так как они уже обладают собственной логикой и эта логика завела их в тупик. Так что мне кажется, что одним из вопросов, которые обсуждались в самом начале встречи, был вопрос о том, «хоронить» Минские соглашения или нет.

Решили не «хоронить».

Причин тому много. В частности, Вашингтон (Трамп) на сегодняшний день не готов на то, чтобы акцептировать «большую сделку». Не до того ему. Следовательно, нужно сохранить ситуацию в том виде, в каком она есть — статус кво. И, следовательно, сохранить Минские соглашения.

В реальной политике это означает, что Волкер предложил Суркову взять паузу и в двустороннем (!) режиме готовить и обсуждать те новеллы, которые могут стать предметом переговоров после того, как (и если) Трамп восстановит контроль Белого дома за внешней политикой.

А пока — Минские соглашения и продолжение «танцев на льду» с «Нормандской четвёркой».

2. Сурков не спроста сказал о том, что разговор вёлся «честно, серьезно, без иллюзий и предвзятости». Давайте переведём эти слова, помня о том, что Сурков — опытнейший переговорщик и в коротком комментарии после таких важных и закрытых переговоров успел продумать каждое (!) слово.

«Честно» — означает то, что обе стороны не ссылались в переговорах на те симулякры и фейки, которыми переполнено мировое информационное поле в связи с Украиной и Донбассом. То есть не валяли дурака. Здесь — диалектический переход к второй характеристике — «серьёзно». Это не только о предыдущем, но и о том, что стороны использовали в переговорах не декларации, а аргументы.

Большая часть которых, по понятным причинам, отсутствует в публичном пространстве. «Без иллюзий» — то есть не основываясь на прекраснодушной вере в то, что из тупика можно вырулить на прямую дорогу быстро и без потерь. И это касается, прежде всего, США. По той простой причине, что Россия может отказаться от активных действий и ждать, когда вся эта бандеровская фигня рухнет, а США — не могут, потому что ЭТО ИХ фигня.

Хотят того Штаты или нет, но они уже связаны с судьбой майданной Украины и крушение (в любом виде) этого проекта нанесёт тяжёлый имиджевый ущерб Вашингтону, вне зависимости от того, кто будет сидеть в Белом Доме.

Ну и, наконец, «непредвзято». Это означает, скорее всего, то, что стороны опустили презентацию своих позиций, так как и так о них знают — чего время терять. Соответственно, стороны могли вести диалог без заданного результата с каждой стороны.

2.1. Давайте попробуем применить эти характеристики к конкретному пункту переговоров. Например, к вопросу о поставках со стороны США летального оружия Киеву.

«Честно»: стороны сначала честно признали, что на Украине идёт война и каждая из сторон в той или иной мере в этой войне участвует. И спокойно предъявили друг другу свои знания о том, какое и чьё оружие присутствует в зоне конфликта и на Украине в целом. Возможно, какие-то позиции тут стороны друг у друга оспаривали, но не в целом.

Потому что говорили — «Серьёзно»: стороны продемонстрировали друг другу свои версии развития событий в том случае, если на Украине легально появится американское летальное оружие (нелегально оно давно там присутствует: Захарченко демонстрировал новое стрелковое американское оружие, взятое в качестве трофея ещё в аэропорту; есть фотографии танков ополченцев, поражённых сверху, со всеми вытекающими выводами).

Волкер попытался доказать, что появление американского летального оружия на Украине может поспособствовать нормализации ситуации и выходу из конфликта.

И это «серьёзно», а не смешно. Аргументы: США тем самым официально предъявляет миру своё участие в конфликте и оппоненты бандеровского режима должны будут принимать решение не о том, воевать ли с Киевом, а о том, воевать ли с Вашингтоном (официальное присутствие американских военных в Очаково — в том же ряду аргументов). Ну и вроде как все должны отступить, чтобы конфликт не разросся до глобального.

Однако и Сурков в этом контексте мог «поднять ставки».

Во-первых, официальные поставки американского летального оружия на Украину скорее всего спровоцирует новый виток конфликта, так как будут восприняты в Киеве как своего рода индульгенция.

Во-вторых, официальные поставки американского оружия на Украину могут привести к тому, что Россия официально поставит оружие армии Донбасса. Сурков мог напомнить Волкеру слова Путина о том, что он не позволит устроить геноцид русских в Донбассе, а американское летальное оружие, помноженное на возобновление боевых действий со стороны Киева, может привести именно к этому.

Путин от таких своих слов никогда не отказывался. То есть Сурков вполне мог объяснить Волкеру, что их сценарий развития событий ошибочен: Россия пойдёт на обострение, и тогда уже Вашингтону придётся принимать решение о том, готов ли он к разрастанию конфликта до глобального и к противостоянию с Россией.

При том, что США находятся за тридевять земель, а у России с Донбассом общая граница. Собственно, такое «повышение ставок» со стороны Суркова и означает «разговор без иллюзий».

Так что я думаю, что разговор о поставках Киеву американского оружия «подвис». Хотя не стоит забывать о том, что между «политиками» и «военными» в США отношения непростые и вторые могут продавить своё решение, несмотря на позицию «политиков».

3. О чём ещё сказал Сурков? О том, что они с Волкером договорились не только о следующей встрече, но и о повестке этой будущей встречи. Кстати, в этой повестке наверняка те вопросы, которые сам Сурков обозначил так: «свежие идеи и новаторские подходы по их реализации».

Тут смотрите пункт 1: время обсуждения и предъявления изумлённому человечеству «свежих идей и новаторских подходов» настанет тогда, когда к ним будет готов Вашингтон.

4. А теперь о том, о чём не сказал Сурков.

Во-первых, это экономические вопросы. Разнообразные. Тут и вопросы восстановления экономических связей между Украиной и Донбассом (включая задолженность Киева перед, например, донецкими и луганскими пенсионерами, о чём не мог не напомнить Сурков), включая торговые. Здесь интерес обоюдный.

С позиции США это шаг в сторону нормализации, который можно представить как свой. С позиции России это возвращение Республик на украинский рынок и тем самым наполнение своих бюджетов. Тут и вопросы восстановления Донбасса. В рамках этого вопроса участники не могли обойти стороной «план Маршалла для Украины» (к тому же Волкер из Минска в Вильнюс, кажется, полетел).

Тут и обсуждение экономических интересов России и США в будущей Украине (энергетика: транзит газа и сланцевый газ; ключевые промышленные отрасли: угледобыча, металлургия, оборонка; сельское хозяйство и т. д.).

Во-вторых, речь шла о политике. Точнее, о политических пунктах Минских соглашений. Реалистично ли их исполнение? Из всех пунктов скорее всего был выбран пункт о местных выборах в ДНР и ЛНР. Это тот пункт, который не должен пугать американцев и с принципе выгоден России. Но и здесь есть несколько больших и острых подводных камней, которые вряд ли дали сторонам прийти к какому-то согласию.

Камень 1: Выборы по украинскому законодательству. В такой формулировке пункт неприемлем для России (и для Донбасса). И для этого в минском Комплексе мер есть ключевая фраза, от которой коробит Киев: «эти вопросы должны обсуждаться и согласовываться с представителями ДНР и ЛНР». Здесь надо помнить о позиции ДНР и ЛНР: никаких украинских политических партий (и никаких украинских СМИ, но это пункт, в котором можно найти компромисс).

Камень 2: Захарченко и Плотницкий. Лидеры ДНР и ЛНР неприемлемы для Киева. Тут много мотивов. В том числе тот, что это под руководством Захарченко и Плотницкого киевские «войска» были дважды биты, а экономика устояла и растёт, в то время как у Украины — падает. Вопрос о Захарченко и Плотницком Волкер не поднять не мог.

В том числе в том ключе, что Захарченко и Плотницкий не могут принимать участие в выборах. Но тут у Суркова много аргументов. Во-первых, это именно Захарченко и Плотницкий являются подписантами тех самых Минских соглашений. Во-вторых, Захарченко и Плотницкий избраны подавляющим большинством жителей ДНР и ЛНР и являются гарантами сохранения на территориях ДНР и ЛНР порядка.

Хотя этот аргумент, если для американцев имеет значение, то для Киева — наоборот. Киеву порядок на территории ДНР и ЛНР не нужен, так как именно об этот порядок разбиваются все их атаки. Кроме того, Захарченко и Плотницкий являются избранными руководителями ДНР и ЛНР, так что участвовать в местных выборах им совсем не обязательно.

Но тогда они являются угрозой для Киева уже после выборов, если сохранят (а они сохранят) свою роль в управлении территориями. При том, что на самих выборах победят представители ДНР и ЛНР, которые напрямую будут связаны с теми же Захарченко и Плотницким. И в этом — дополнительная опасность для Украины со стороны этих лидеров.

Тут стоит ещё отметить отдельно ситуацию с Александром Захарченко. По некоторым данным из Киева, внутренние непубличные опросы показывают, что именно Захарченко, с его активной информационной политикой, занимает не последнее место по популярности на Украине (а по узнаваемости вообще может посоревноваться с первыми лицами украинского государства).

И этот факт на порядок поднимает уровень неприятия его в украинском политикуме.

В общем, если сложить все аргументы по поводу Захарченко и Плотницкого, то, скорее всего, стороны остались при своих.

То есть Волкер дежурно потопил за Украину, а Сурков, выдвинув контраргументы, вернул вопрос о Захарченко и Плотницком к началу. Так и осталось.

В-третьих, не исключено, что Волкер поставил на переговорах вопрос о Малороссии — проекте Александра Захарченко. Ведь похоже, и американские, и европейские, и украинские политики до сих не получили ответа на вопрос: чей это проект — Захарченко или Кремля? А от этого, учитывая содержательные параметры проекта, может зависеть многое.

Что касается «свежих идей и новаторских подходов», то, как мне кажется, именно в этот раздел вошли такие темы, как «Нормандский формат» и то место, которое будет ему отведено, если политический контекст изменится и Белый дом сможет принимать самостоятельные решения во внешней политике.

К этим же «идеям и подходам» могут относиться манипуляции с киевскими политиками для того, чтобы они приняли нужные решения.

Напоследок хочу сказать, что это, конечно, реконструкция. О конкретном содержании переговоров мы узнаем очень нескоро, а косвенно судить о нём мы сможем по тем шагам, которые будут предпринимать все участники процесса (не только США и Россия, но и Донбасс, и Украина, и Германия с Францией, и другие участники) в ближайшее время.

Ну, например, если мы вдруг узнаем, что Литва перестала быть площадкой, через которую на Украину поступает бывшее советское летальное оружие со всей Восточной Европы.

Иван Неминский, специально для «Русской Весны»

Социальные комментарии Cackle
Добавлено: 22-08-2017, 09:10
0
127
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх