Кто придумал «международный терроризм» и как его победить

Прошедшая неделя была в который уж раз ознаменована терактами. Теракт в испанской Барселоне 17 августа: на популярнейшей у туристов улице Рамбла тринадцать человек погибли под колёсами микроавтобуса, травмы получили более восьмидесяти.

Неудавшийся теракт в испанском же Камбрильсе 18 августа: пятеро террористов попытались совершить наезд на туристов на набережной, но автомобиль перевернулся, и всё ограничилось перестрелкой с полицией.

Теракт в финском Турку 18 августа: ножевая атака на случайных прохожих, двое погибших, восемь пострадавших. Теракт в российском Сургуте 19 августа: также ножевая атака на случайных прохожих, семеро пострадавших. Теракт в бельгийском Ассенуа 20 августа: снова автомобильный наезд, четверо пострадавших.

Без терактов не проходит ни одного дня в современном мире. И, готов спорить, у большинства уже на уровне рефлекса: услышал «теракт» — тут же вспомнил ИГИЛ*.

Вывод, вроде бы, правильный. За испанские теракты ИГИЛ немедленно взяло ответственность; за теракт в Сургуте — тоже. Теракт в Турку также, судя по всему, связан с исламистами. Лишь по бельгийскому наезду не ясно, что к чему, тем более, что тамошняя полиция вовсе отказалась признавать его терактом.

Кстати, и резню в Сургуте упорно не желают квалифицировать как теракт. Покушение, дескать, на убийство, совершённое под воздействием наркотиков или в результате психических отклонений. К этому примечательному упорству я ещё вернусь, запомните его. А пока давайте об ИГИЛ и терактах.

Официальная реакция на теракты обычно сводится к пафосным заявлениям. Нас, дескать, не сломить, и перед лицом врага весь мир должен сплотиться как единое целое. Хорошие слова.

Есть вопрос: перед лицом какого врага? Ну как какого, пожмут плечами официальные лица. Конечно, мирового терроризма. Вы что, интернет не читаете, телевизор не смотрите, гражданин? К чему эти провокационные вопросы?

Что вы, что вы. Смотрю, читаю, и даже иногда пишу. Только вот никакой «мировой терроризм» мне не известен. Что за чушь, извините? Мы все повторяем, как попугаи, бессмысленный штамп политиканов и журналистов.

Но задумайтесь, что это: терроризм, который осуществляется всем миром? Или осуществляется сам по себе, но по всему миру? Или что ещё?

Нет, ничего, кроме пустышки, которой можно отвлекать внимание от простых фактов. А именно: у теракта всегда есть заказчик. Всегда есть спонсор. Всегда есть выгодополучатели (их может быть больше, чем заказчиков — СМИ, например, делающие на терактах сенсации). Ну, исполнители, конечно, тоже есть. Вот как раз исполнителей нам всем и тычут: нате, смотрите, вот они, кровопийцы. А, мол, ИГИЛ, или Талибан*, или Аль-Кайеда*, — это вот как раз заказчики.

На деле эти «организации» тоже исполнители, не более. У каждой из них существуют спонсоры, покровители. Каждую из них в своё время вырастили, взлелеяли, натренировали, снабдили всем необходимым и запустили в дело.

И не какой-то там безликий «мировой терроризм», а совершенно конкретные политики, руководители спецслужб, магнаты, олигархи. Американские, британские, французские, немецкие, израильские.

И русские, конечно, тоже: вспомните, сколько «людей» сделали денежку на чеченских войнах.

Итак, перед лицом какого врага нам надо сплотиться? Судя по всему, перед лицом современной глобализированной капиталистической системы. Других-то нет.

Куба и Китай, простите, теракты вроде бы как не заказывают. Хотя Китай свою лепту в развитие терроризма тоже, безусловно, внёс. Проводя политику, при которой зачастую целые социальные группы не имеют никакой возможности выжить, кроме как совершать теракты. Правда, это уже совсем иной терроризм, политический; жертвами его становятся политики и военные, а это, согласитесь, не совсем то же самое, что туристы или случайные прохожие.

Но не буду отвлекаться. Итак, с официальной реакцией на теракты, с версией «мирового терроризма» как врага № 1 (которому всякий раз находят новую физиономию, чтобы «плебс хавал привычнее») я разобрался. А что с неофициальной? С «народной», так сказать? Ну, тут тоже ничего сложного. Народная (она же «подлинно экспертная») реакция практически всегда выражается в категорическом определении причины теракта. Это либо «чёртовы мусульмане», либо «проклятые мигранты», либо «поганые арабы». Как-то так.

Ах, да: постсоветский обитатель Фейсбука, скорее всего, добавит к такому определению: так, мол, им и надо, сами виноваты. «Им» — это европейцам, американцам, канадцам, на выбор.

Вот после терактов в Испании многие журналисты, блогеры, другие неравнодушные граждане немедленно стали многозначительно писать под фотографиями террористов: «Ну расскажите нам, что терроризм не имеет национальности!». И добавлять: ага, отгребает Евросоюз от своих любимых мигрантов, ну сами виноваты, пустили же.

А когда в Барселоне на следующий день после теракта люди вышли на митинг с плакатами: «Беженцы, добро пожаловать!», от комментариев «ну, тогда не жалуйтесь на теракты» рябило в глазах.

Не хочу показаться народоненавистником, но ничего глупее сказать нельзя.

Считать, что терроризм — это просто такая национальная или религиозная традиция арабов или мусульман, так же логично, как рассказывать, что все цыгане конокрады, а русские — алкоголики.

А ставить знак равенства между мигрантами и террористами так же умно, как считать качание деревьев причиной ветра. И когда подобными рассуждениями занимаются умные люди, я поневоле подозреваю их в злом умысле.

Во-первых, история знает немало террористов-европеоидов. Давайте вспомним баскскую ЕТА. Или ирландскую ИРА. А в нашей истории были эсеры, вполне сознательно практикующие теракты. Все перечисленные — не арабы и не мусульмане. Напомню вам также об Андерсе Брейвике, отправившем на тот свет почти 80 человек. Белый, норвежец, христианский фундаменталист, с высшим образованием. Масон и тамплиер, идейный крестоносец, радикальный антимарксист. В общем, типичная белокурая бестия. А это я ещё о РАФ не вспомнил.

Во-вторых, аномальные миграционные потоки — не причина, а следствие. Откуда взялись осаждающие ЕС волны мигрантов? Ливия — война, развязанная коалицией западных государств; Ирак — война, развязанная США; Сирия — война, подогреваемая западными странами.

Это — причины. А причины этих войн — ресурсы и глобально-региональный контроль.

Невидимая рука рынка, сказал бы какой-нибудь Адам Смит. Стремление к глобальному политическому доминированию, говорю я.

ИГИЛ возникло не само по себе, западный мир приложил к его возникновению не то, что руку, а детородные органы. Как ранее к возникновению и развитию Аль-Кайеды, Талибана и так далее.

Теракты, ставшие повседневностью, — неизбежный спутник глобального капитализма. С одной стороны, глобальные игроки — мировой гегемон сотоварищи — используют их в качестве эффективного инструмента. С другой стороны, доминирование «стран первого мира» ставит не только целые группы (этнические, религиозные, политические), но и целые общества в такое положение, когда никаких иных инструментов влияния на действительность, кроме терроризма, у них не остаётся.

Я не оправдываю террористов и не снимаю с них вины. Но они — всего лишь исполнители. До тех пор, пока гоняться будут только за исполнителями, терроризм будет процветать. За исполнителями не надо гоняться, им нужно препятствовать. А ведь даже на это современные государства не способны.

Уже только ленивый не говорит о том, что теракт в Барселоне — показатель мощного провала испанской разведки и внутренних служб. Но даже успешное препятствование исполнителям ничего не даст, пока заказчики и выгодополучатели остаются невредимыми. Между тем реальных организаторов маскируют всеми силами.

В последнее время террористов сразу ликвидируют — видимо, чтобы, не дай бог, не рассказали ничего о заказчиках. Вот и барселонских нападавших всех уничтожили.

И отказ рассматривать резню в Сургуте как теракт, а также откровенное замалчивание самого события в телевизионных итоговых новостных выпусках — явления того же порядка. С одной стороны, правильно, нечего панику провоцировать и работать на рекламу террористов.

Но с другой стороны, я сразу вспоминаю, как до переворота 14-го года на Украине все фашистские выходки, нападения, убийства оформляли исключительно как бытовуху и хулиганство. Чтобы не дай бог не всплыл этот самый фашизм и те, кто его спонсирует. Результаты — очевидны. С терроризмом — то же самое.

И если вы строчите комментарии о том, что «у арабов терроризм в крови» или «ислам — террористическая религия», вы просто работаете на тех же заказчиков, что и террористы. Даже если не понимаете этого.

Константин Долгов, политический эксперт, специально для «Русской Весны»


*Запрещенные на территории РФ террористические организации

Социальные комментарии Cackle
Добавлено: 22-08-2017, 04:10
0
174
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх