Русофобия как second-hand: б/у и немного залежалась

Перед саммитом G20 Дональд Трамп посетил Польшу, страну, не то, чтобы далекую от русофобии.

Там, выступая перед многочисленными поляками, он призвал Россию «прекратить свои дестабилизирующие действия на Украине и в других странах».

Обвинение в дестабилизации Украины «и других стран» (огласите весь список!) Трамп подкрепил укором в поддержке враждебных (кому?) режимов, включая Сирию и Иран.

Свой призыв он подкрепил предложением «вместо этого присоединиться к сообществу ответственных стран в нашей борьбе против общих врагов и в защите самой цивилизации». Одним словом, Россия снова предстала феерическим Доктором Зло, который дерзает иметь собственные интересы, является безответственной страной и состоит явно не в добрых отношениях с человечеством как таковым (иначе бы защищал цивилизацию, как вот, например, Америка).

Укатив после этого на саммит, Трамп посрамил всех, кто говорит, что он, политический новичок, не искушен в дипломатии, и был так рукопожат российским президентом, что оставалось лишь выдохнуть: вот теперь-то уж точно, свершится!

Оковы рухнут, и свобода вас примет радостно и входа, и братья меч вам отдадут, как писал классик.

Встреча Путина с Трампом на полях G20 во многих СМИ восторженно провозглашена исторической. Понимать «историчность» как нечто, что происходит впервые, мелковато; видимо, имеются в виду выдающиеся перспективы, способные повлиять на ход истории. Помнится, когда избирали Трампа (увы, не русские хакеры, а американские граждане), эйфория была того же самого порядка: смотрящий в российскую сторону вашингтонский глава наконец-то приходит, и мы подружимся. Некоторые граждане РФ даже облачились в футболки с мистером Трампом в знак поддержки «своего» кандидата.

Особо скептичные политологи предупреждали, что пророссийская риторика Трампа — это ширма, и никогда президент США, будь он Трамп или Клинтон, или любой иной, не откажется от американского доминирования, не позволит ни одной другой стране выбраться вперед. Но таких перекрикивали более горластые романтики, радостно пившие шампанское после объявления результатов голосования.

Вскоре стало ясно, что Трамп, может, дружить и не против, — но на его условиях, которые нас все также не устраивают. Потом были соболезнования в связи с терактом в петербуржском метро, которые тоже почему-то были восприняты многими как акт покаяния Запада перед Россией и показателем смены его курса. И все это время то тут, то там раздавались слова о необходимости налаживания отношений, перемежаемые поступками, говорящими об обратном.

Теперь случилось рукопожатие — и снова вау! Лидеры собирались говорить полчаса, а поговорили целых два часа шестнадцать минут — шок! Понятно стремление искать многозначительность в деталях, но настораживает не это, а завышенные ожидания (Путин и сам на пресс-конференции в Гамбурге был сдержан в прогнозах). Достигнутые договоренности действительно важны, в частности об установлении перемирия на юге Сирии начиная с полудня 9 июля, и назначении спецпредставителя США по Украине.

За ходом реализации договоренностей можно будет наблюдать уже совсем скоро. И если бы не было «глубинного государства», которое мгновенно отреагировало на данную встречу новым санкционным предложением против России (голосование по нему состоится уже на следующей неделе), если бы не было этой замечательной «многовекторности», продемонстрированной сперва в Варшаве, а затем в Гамбурге, если бы вообще все решалось одной взаимной симпатией, и разлад бы таким поверхностным, что его можно было просто стереть за чашечкой кофе, тогда да — завышенные ожидания не были бы завышены.

А пока кажется вполне разумным мнение британского аналитика, считающего, что данная душевная беседа не изменит того, что ситуация в международной политике и занимаемые в ней позиции разведут Трампа и Путина по разным углам ринга.

Наконец, есть мнение, что Трампу просто некуда деваться: и пожелай он и правда наладить отношения, он не сможет этого сделать, чтобы не навлечь на себя очередную волну набивших оскомину обвинений в «руке Кремля».

Кстати о «руке Кремля» — а заодно и об уже упомянутой Украине. Министр внутренних дел Украины Аваков, который рискует стать премьер-министром, заявил об успешном предотвращении киберполицией второй атаки вируса-вымогателя Petya, причем в вероломной попытке по новому кругу обрушить информсистему Украины заметен отчетливый… конечно же, российский след.

Видимо, в правоте своей гениальной догадки убеждены только власти Бандерштадта, потому что американские партнеры вежливо самоустранились от темы, сообщив о неготовности сделать подобный вывод.

Впрочем, не Petya 2.0 сделал Украину одним из главных ньюсмейкеров недели, а скандал, начавшийся в Польше. Тамошний министр иностранных дел Витольд Ващиковский заявил, что с Бандерой Украина в Евросоюз не войдет. Мол, пусть Киев сперва решит «исторические вопросы» и разберется с языковыми меньшинствами (причем «разберется» в правовом, а не в бандитско понимании), иначе Польша наложит вето на вступление незалэжной в ЕС.

Украина, как раз только что с пафосом отметившая годовщину устроенной националистами массовой резни, проявила вопиющую для такой маленькой, но очень гордой птички наглость. Мало того, что польскому послу, в переводе с дипломатического, посоветовали заткнуться, так еще и сын зверя из УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в честь которого во Львове прошли «торжества», депутат Верховной рады от Радикальной партии Юрий Шухевич в завуалированной форме послал поляков по известному всем славянам адресу. Украина, объявил он, сама решит, кто у нее «герой», а полякам он за такие выходки хочет «плюнуть в морду».

Жаль поляков: их предков резали, они об этом помнят, и за их память сын их убийцы жаждет в них плеваться своим ядом.

Возможно, дух истории был бы более справедлив к полякам, не предавай они памяти русских солдат, которые клали жизни за их освобождение. Принятые в Польше поправки в законодательство, облегчающие снос памятников воинам Красной Армии, которые погибли в боях за освобождение Польши от фашистов, — это жест, которым страна сама лишает себя уважения к памяти мертвых — погибших ли мирных жителей или бойцов за правое дело. Поэтому и реакция Украины на громкие слова о «не пустим с таким героем, как Бандера» — закономерный ответ стране, презревшей собственных настоящих героев — без которых она бы сейчас попросту не жила.

Видимо, одной русофобии оказывается недостаточно, чтобы две эти страны слились в симфонии взаимопонимания. Владимир Путин на пресс-конференции в Гамбурге назвал русофобию единственным товаром, которым торгуют власти Украины, — страны, интересы народа которой полностью совпадают с интересами народа России. И вот здесь как раз — почему-то — слышится оптимизм. А может, и не слышится, а на самом деле есть?..

Дарья Алексеева

Добавлено: 10-07-2017, 03:10
0
65
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх