Европейские перспективы Украины: от майданщины к атаманщине

Во время недавнего, как всегда нарочито пышного, чествования двадцать первой годовщины принятия украинской Конституции, стало известно о двух довольно неожиданных инициативах власти, непосредственно касающихся Основного закона.

Сам президент Украины Петр Порошенко заявил, что нужно опять вернуться к проблеме депутатской неприкосновенности и снять ее к чертовой матери, чтобы все-де были равны. Перед законом, разумеется. Ведь что это за жизнь, когда президент не может посадить депутата?

А члены Конституционной комиссии Верховной Рады, которая была создана для подготовки изменений Конституции, связанных с урегулированием проблемы восставшего Донбасса, поведали: от Порошенко им поступил заказ подготовить положения, которые определили бы новый статус… Крыма.

В том плане, что в единой унитарной Украине, мол, не должно быть никаких автономий, ибо это может и впредь провоцировать сепаратизм.

Зачем это нужно главе государства? Формально для того, чтобы, опираясь на пока верных силовиков и правоохранителей, запугать ту часть правящей элиты, которая собрана в парламенте и позволяет себе фрондировать и играться в оппозицию.

А как можно напугать депутатов? Только пригрозив снятием депутатского иммунитета, что практически стопроцентно гарантирует посадку трех четвертей депутатского корпуса на скамью подсудимых с последующей тотальной «миграцией» на цугундер.

Или вообще пригрозить роспуском Рады, что означает «отрыв от корыта» и грешных и праведных.

Президент руками генпрокурора Украины Юрия Луценко уже начал зачищать депутатский корпус представлениями о снятии депутатского иммунитета. Причем работает Юра, проверенный кум и надежный собутыльник гаранта, широко. Захватывая все без исключения фракции и группы.

Чтобы показать и ненавидящим его украинцам, и разочарованным в нем кураторам на Западе, что у него самые серьезные намерения в обеспечении равенства всех перед законом.

С другой стороны, Порошенко хочет вернуть Крым в повестку дня международных переговоров об урегулировании украинского кризиса наряду с проблемами Донбасса. И таким образом одновременно кинуть кость всевозможным «упоротым» патриотам и неонацистам-радикалам. Ведь они готовы снести его на помойку истории за ненадлежащую заботу о «нэньке» и ее территориальной целостности.

По просьбе и, разумеется, за деньги тех, кто организует и наймет их для этого благородного дела. А такие есть, и их, повторяю, много.

Вот Порошенко задабривает и пугает одновременно. Потому что сам… боится.

Он, конечно, надеется, что силовыми методами, на чужих штыках и деньгах ему удастся удержаться у власти максимально долго. И, может быть, даже претендовать на второй срок. Но боится он того, что если с этими планами не сложится и его начнут сносить, то ему не удастся не то что награбленное вывезти за пределы страны, как это удалось «кровавой панде» Виктору Януковичу, но даже добежать до границы.

В Россию его не пустят и спастись вряд ли помогут. А другие сухопутные, воздушные и морские границы на Запад и в Беларусь надежно заблокируют те же самые патриоты из карательных добробатов, возжелавшие мести.

И страхи Порошенко не напрасны, ибо Украина сегодня — это наглухо закупоренный котел с бушующим внутри социально-экономическим и политико-духовным хаосом, готовым изнутри разнести «посудину» вдребезги. Даже без внешнего воздействия.

А если в этом помогут извне, то развал страны может приобрести характер хаотичной атомизации на уровне областей, районов и даже отдельных городов или деревень.

Все линии раскола страны и общества, которые прежде удавалось удерживать в относительной стабильности, теперь накалены до предела.

Если не остановить эти губительные процессы, то рванет. И рванет обязательно. А останавливать некому. Страной правят компрадоры, которые не связывают свое будущее с Украиной, и неонацисты-фанатики, обуреваемые жаждой устроить в нэньке этнократическую диктатуру для того, чтобы всласть пограбить и пожить в свое удовольствие. Хоть напоследок…

Немного предыстории. Расколотость и эклектичность Украины — это ее извечная проблема, которая не приобретала активной формы только потому, что народ был до сих пор необычайно терпелив. А также потому, что прежде элите удавалось достигать консенсуса и не педалировать дремлющие противоречия.

Территориальные (создана, как минимум, из кусков двух империй), этнические (украинцы-малороссы и русские-великороссы — две ветви одного государствообразующего народа), культурно-языковые (два родственных, но разных языка), политико-ментальные и ориентационные (Западная Украина хотела в Европу, центр никак не определялся, а юго-восток всегда тяготел к России).

Да что там говорить, если даже православие было, где искусственно, а где насильственно, разделено на три конфессии (традиционная УПЦ МП, раскольническая УПЦ КП и канонически никем не признанная, вернувшая из-за границы и подполья УАПЦ). Не говоря уже об униатах (УГКЦ), католиках и всевозможных протестантах и сектантах, которые исповедовали прозелитизм, практически не кроясь.

И все же украинским властям первые 23 года независимости удавалось удерживать страну от войны и гордиться мирной жизнью. Даже первый госпереворот под видом «оранжевой революции» в 2004 году прошел относительно мирно и бескровно.

Все изменилось в 2014-м, когда второй госпереворот было решено провести любой ценой, превратить Украину в огромную «Анти-Россию» и навсегда вывести ее из-под российского влияния.

Вот тогда-то в Украине и грянула гражданская война, которая стала детонатором грядущего распада страны и, не исключено, окончательного исчезновения ее с карты мира. Общество сначала раскололось на патриотов и непатриотов, на «вату» и «вышивату», на «колорадов» и «бандерлогов», на «сепаров» и «унионистов».

Новая революционная власть сразу взяла курс на интеграцию с ЕС и на отрыв от России, на насильственную и ускоренную украинизацию в ущерб национальным, языковым, культурным и даже ментальным интересам, привычкам и традициям этнических русских, а также русскоязычных граждан Украины.

В этой ситуации из Украины, на волне госпереворота, ушел Крым. И захотели уйти Донецкая и Луганская области, которые попытались действовать по крымскому сценарию — через референдум и волеизъявление народа.

Но майданный Киев избрал своим главным методом борьбы — государственный террор и сделал ставку на силовое подавление недовольства. В действие была пущена армия и вкусившие крови на «евромайдане» боевики.

Главный методы Киева — террор и насилие — не изменились, а только усовершенствовались.

АТО была названа «украинско-российской войной» и «отражением путинской агрессии на переднем крае западной цивилизации». А карательные батальоны неонацистов, получив по зубам в Донбассе, расползлись по стране, официально инкорпорировались в силовые структуры (ВСУ, Нацгвардию, новую полицию) и применили террор уже против всех недовольных по всей стране.

Нелегализованные боевики, прикрывшись патриотическими лозунгами, превратились в обыкновенные полузаконные военизированные формирования на службе либо криминала, либо политпартий, либо бизнеса.

И параллельно они, вооруженные до зубов вынесенным из АТО оружием, насадили в стране не только криминальные законы, но и атмосферу страха, милитаристской истерии и военного психоза, щедро сдобренных оголтелой, практически животной патологической русофобией.

В зоне АТО «патриоты» занимались мародерством, бандитизмом, контрабандой, произволом и ничем не сдерживаемым насилием. Эти же повадки они, став «ветеранами АТО», понесли в гражданскую жизнь.

В итоге население, готовое к сопротивлению, удалось утопить в крови, а неготовое — запугать и принудить к покорности.

Воля к сопротивлению уступила место страху и ненависти, а обычная жизнь — борьбе за элементарное выживание, потому что курс на якобы национальное возрождение, декоммунизацию, деколонизацию и интеграцию с ЕС вылился в элементарную деградацию и упадок. На Украине начались дендустриализация, рост безработицы, развал социальной сферы, медицины и образования, падение уровня жизни до откровенной нищеты.

По состоянию на 1 марта 2017 года общая сумма задолженности по выплате заработных плат в Украине составила 1,9 млрд. грн. И больше чем три четверти суммы задолженности экономически активных предприятий приходится на промышленность (77,2%): она загибается в ожидании передела по беспределу и не может платить своим работникам.

Зато отстаивать свои права и воевать украинцам есть чем. По данным МВД, только зарегистрированных стволов в Украине около 1,2 млн. единиц. Эксперты же утверждают, что незарегистрированного оружия в разы больше — от 5 до 20 млн. единиц.

Страна превращена в оружейный магазин, где ствол (пистолет или автомат), гранату или даже гранатомет можно купить по дешевке, получить бандеролью или передачей из зоны АТО.

Полиция утверждает: более 70% всего изымаемого на Украине оружия попадает на «континентальную» Украину из зоны АТО. И украинцы уже воюют в режиме криминала. Пока за пропитание.

В последнее время число преступлений с огнестрелом выросло в 400 раз. По статистике МВД Украины, в 2012 году их было всего 7, в 2014-м — 2220, а в 2015-м — почти 3 тысячи. За 2016 год преступность выросла на треть. В том числе увеличилось количество убийств с использованием огнестрельного оружия и боеприпасов. По прогнозам, в 2017 году эти показатели возрастут еще больше.

Происходит процесс криминализации общества на фоне углубляющихся противоречий внутри власти, теряющей остатки контроля над ситуацией в стране.

Не только силовые структуры, политические партии, органы власти или бизнесмены сращиваются с криминалом и используют боевиков для решения своих проблем.

Тут вообще доходит до маразма, полностью отражающего общую ситуацию в Украине: по стране катится волна грабежей, убийств, погромов, рейдерства и рэкета, осуществляющихся демобилизованными добровольцами различных батальонов, просто «активистами» Майдана и ветеранами АТО, которым в условиях безработицы просто нечем заняться на «гражданке».

Вот только последние примеры: в Луганской области бойцы «Айдара» под руководством нардепа Сергея Мельничука захватили хлебозавод «УкрВереск»; в Мариуполе бойцы батальона «Донбасс» в начале мая захватили санаторий «Светлана»; в Кировоградской области в селе Бережинка тот же «Донбасс» вступил в бой с Нацгвардией и полицией за агропредприятие «Нива-2010».

Причем мирные жители выступили против правоохранителей вместе с боевиками. Но вообще-то и у защитников, и у нападавших один и тот же контингент — «патриоты», которым повезло устроиться в этой жизни, и «патриоты», которые еще ищут свое место в жизни.

Вот и получается, что одни «ветераны АТО» участвуют в рейдерском захвате какого-нибудь «свечного заводика», а другие — защищают его от рейдеров.

Все при деле. А в свободное от «работы» время они служат в одном добробате («Азове», «Айдаре», «Миротворце», «Донбассе»…) и «захыщають нэньку вид Путина»…

В политических разборках и борьбе за власть на фоне ослабления государства и сращивания его не только с бизнесом, но и с криминалом, участвуют даже госструктуры, призванные стоять на страже национальных интересов. 27 июня сего года в Киеве был взорван в собственной машине сотрудник Главного управления разведки Министерства обороны Украины полковник Максим Шаповал, а в Константиновском районе Донецкой области взорвали сотрудника СБУ полковника Юрия Возного.

Власти почти сутки не сообщали об убийстве Возного. Похоже, боялись подтвердить выводы многих экспертов о том, что в Украине обострилась борьба между спецслужбами.

Такое и раньше бывало, но до подрывов все равно не доходило. А тут «мочат» полковников, разведчиков и контрразведчиков, а смерти их пытаются списать на «удмуртов Путина».

При этом надо учитывать, что реформированная, полиция и Нацгвардия фактически стали «карманными армиями» главы МВД Арсена Авакова, который молча наблюдет за криминальным хаосом на Украине, не вмешивается в происходящее и обтяпывает свои делишки…

Верховная же власть в это время занята внутренними разборками и переделом не только остатков госсобственности, но и частного капитала.

Все происходит под видом борьбы с олигархами. В схватке с Порошенко уже пали олигархи Игорь Коломойский и Сергей Тарута, которые поначалу пытались ему служить в качестве губернаторов и на свои деньги терроризировали мятежные регионы, а теперь прощаются со своей собственностью, банками и активами.

Ныне наступила очередь бывшего «хозяина Донбасса» и некогда самого богатого олигарха Украины Рината Ахметова. Его вынудили резать на металлолом один из градообразующих заводов Мариуполя — металлургический комбинат имени Ильича. На продажу в Филиппины и Малайзию.

А в Киеве у Ахметова уже фактически отобрали «Киевэнерго»: две теплоэлектроцентрали, 2600 километров сетей, 200 котельных и мусоросжигательный завод «Энергия».

В то же время олигарху Дмитрию Фирташу, который сам признавался, что в 2014 году в Вене «одобрил» избрание Порошенко президентом, вышло послабление. После 101 дня простоя ему разрешили запустить производство удобрений на трех заводах принадлежащей Фирташу Group DF (ПАО «Ривнеазот», ЧАО «Северодонецкое объединение «Азот» и ПАО «Азот» в Черкассах).

И страда приближается, и нужда в удобрениях растет, да и Порошенко, скорее всего, хочет получить собственность этого олигарха работающей и приносящей прибыль, а не простаивающей и ржавеющей…

Во всем этом важен еще один момент.

Стремление свергнутого президента Януковича нарушить межолигархический консенсус в пользу своей «семьи», сына Александра и прикормленных «младомиллиардеров», закончилась тем, что олигархи объединились против него и профинансировали «евромайдан» с последующим госпереворотом.

То же самое может повториться и сейчас. Но в 2014 году в Украине не было гражданской войны, и в руки украинцев не попало столько оружия. И олигархи не могли нанять себе много вооруженных наемников, чтобы свергать власть. А сейчас такая возможность есть — власть не только скупа и бестолкова, но разобщена, слаба и ненавидима.

И ползучая гражданская война уже и без олигархов распространяется по всей стране, а боевики самостоятельно устанавливают власть в отдельных населенных пунктах и даже регионах.

Гражданская война в Донбассе медленно, но уверенно превращается в «махновщину» — войну всех против всех.

За власть «батьки» в отдельном селе, которое хочет выжить в одиночку и от безысходности отдает себя во власть «отаману». И кто будет приводить эту вольницу к общему знаменателю — целиком или в отдельных регионах, городах и селах — вопрос вопросов, ответ на который даже теоретически не просматривается…

Владимир Скачко

Социальные комментарии Cackle
Добавлено: 7-07-2017, 05:10
0
68
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх