$50 млрд убытка, тысячи убитых солдат и кровавые провокации: как Киев разучился считать

Ежики кололись, плакали, но продолжали грызть кактус — это, пожалуй, наиболее емкое обозначение политических амбиций киевской власти в отношении Донбасса за последние три года.

Об этом пишет ТРК «Звезда».

Принцип — пусть плохо будет всем, стал элементом национальной доктрины современной Украины. В минусе — тысячи погибших военнослужащих, надолго, похоже, утраченная самая экономически развитая территория-донор на Юго-Востоке, 50 миллиардов долларов, которые составляют два бюджета страны.

Любому разумному человеку в такой ситуации понятно, что надо что-то кардинально менять в такой ситуации. Но свидомым — все нипочем. Им сейчас еще и теракты потребовались — накануне заседания G-20.

Картинка

Украинское минобороны устами первого замминистра Ивана Руснака озвучило цифры потерь украинских военнослужащих в Донбассе с апреля 2014 года. Военачальник, выступая 4 июля на семинаре, посвященном безопасности в Черноморском регионе, заявил, что 2,7 тысячи солдат и офицеров в этом конфликте погибло и еще более 10 тысяч получили ранения.

Немногим ранее, в середине июня нынешнего года, украинское военное ведомство сообщило, что за три года в Донбассе погибло 2696 человек и 9903 были ранены. Цифры внушительные, но, увы, далеко не полные — потерь украинских граждан, принявших участие в карательной операции, которую в Киеве называют зоной «АТО» — антитеррористической операции, гораздо больше.

Картинка

Не будем упрекать генерал-полковника ВСУ, первого замминистра обороны Ивана Руснака, последнего, к слову, действующего украинского военачальника, который закончил уже российскую академию Генерального штаба (1993 год), в искажении фактов. И озвученные им данные, возможно, близки к истине, но с одной лишь оговоркой — касаются они лишь военнослужащих министерства обороны Украины.

Картинка

«Реальное число потерь вооруженных людей, которые участвовали в карательной операции на Донбассе, назвать можно лишь с известной долей определенности, — считает директор Центра анализа стратегий технологий Руслан Пухов.

— Вспомним самые первые месяцы этой реальной войны и последовавшие за ними самые кровопролитные боевые действия — битву за Донецкий аэропорт, Иловайский и прочие котлы.

Основное участие в них со стороны Украины принимали не ВСУ, а националистические батальоны, которые были абсолютно не подготовлены в военном плане, не имели понятия о стратегии и тактике и либо лезли напролом на позиции ополченцев, либо панически бежали, неся в том и другом случае неоправданные потери. Их, пришедших на Донбасс убивать, в том числе и гражданское, мирное население, безжалостно уничтожали.

Картинка

Украинская армия, выполняя приказ своего верховного главнокомандующего, в бой особо не рвалась, предпочитая вести позиционные бои. Но и ей изрядно досталось от бойцов Донбасса — ВСУ периодически посылали в атаки, а в армейских рядах присутствовали и призванные из запаса националисты, которые готовы были обстреливать все без разбора, что находилось за линией фронта.

Можно предположить, что боевые потери в националистических батальонах были на порядок выше, чем в армии. В этот „черный список” Украины, озвученный минобороны, не включены и военнослужащие внутренних войск — национальной гвардии, которых тоже в принудительном порядке отправили на юго-восток.

На тот момент, в 1994 году, во внутренних войсках Украины, в отличие от армии, служили исключительно военнослужащие по призыву, боевая подготовка тоже оставляла желать лучшего. Но потери в их рядах еще не озвучены. Вот и представьте общую цифру погибших и раненых».

Картинка

Еще одна неучтенная и старательно замалчиваемая на Украине строка в безвозвратных боевых потерях — дезертиры и пропавшие без вести. Их тоже набирается не одна тысяча. Зачастую военное командование, не имея возможности вывезти с поля боев трупы, а по сути, бросив их непогребенными под открытым небом, докладывало о небывалом числе перебежчиков.

На сторону армии ДНР/ЛНР действительно переходило немало украинских военнослужащих, особенно уроженцев здешних мест, но в Киеве такой статистике не обрадовались и приказали всех не оказавшихся на поверке в строю называть пропавшими без вести, придав им даже особый статус.

Это оказалось дешевле по выплатам родным, чем выдавать «гробовые».

Картинка

Можно предположить, что за три года войны в Донбассе Украина потеряла едва ли не столько своих бойцов, сколько Советский Союз за десять лет афганской войны.

Вещи несопоставимые в плане масштабности, применяемых вооружений и проводимых боевых операций, но получается, что по количеству потерь ВСУ и националистические батальоны войну на юго-востоке проиграли.

При таком количестве потерь армия оказывается уже практически деморализованной и будет отказываться подниматься в атаку в полный рост. Страшно. Поэтому украинцы предпочитают обстреливать с дальнего расстояния «вражескую территорию» не особо задумываясь, на чьи головы лягут эти неприцельные артиллерийские залпы.

Картинка

А вот экономисты тоже весьма скептически оценили цифру в 50 миллиардов долларов, которую озвучил замминистра Иван Руснак, оценивая прямые убытки Украины от конфликтов на Донбассе.

«Цифра явно взята с потолка, — считает доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский. — С таким же успехом можно было назвать и любую другую, желательно круглую сумму.

Суммарные потери оценивать за счет прямых убытков и нереализованных возможностей невозможно. Подсчитывать, за сколько можно было продать все донецкие шахты вместе с горняками, просто нереально, даже если бы конфликт не случился.

И потом, украинская армия содержится за счет государства, за счет собираемых налогов, а уж никак не финансируется в качестве благотворительности предпринимателей, в том числе владельцев шахт. Вы думаете, тот же Коломойский содержит националистический батальон „Азов” за счет своего личного кармана? Это обман, основная сумма идет за счет местных налогоплательщиков, деньги которых до Киева не доходят. Так что плач украинских военных по поводу финансовых потерь в Донбассе как минимум безоснователен. Нет там таких денег».

Картинка

Впрочем, на проведение терактов и диверсий в ДНР деньги у украинских спецслужб находятся. Причем регулярно. Вот и накануне в Донецке благодаря бдительности местных жителей удалось обнаружить и обезвредить взрывное устройство с дистанционным управлением. Диверсанты заминировали «стратегический объект» — пищевой колледж в жилом секторе города.

По словам заместителя командующего оперативным командованием республики Эдуарда Басурина, этот теракт планировался на 5 июля, накануне минских переговоров и в преддверии встречи лидеров «Большой двадцатки».

Картинка

По его мнению, основанному на данных разведки, это была не единственная диверсия, спланированная накануне встречи G-20 — до 9 июля власти Украины планируют совершить серию кровавых провокаций, в том числе и на подконтрольных ВСУ территориях. В этой цепочке взрывов 4 июля должен был стать и подрыв мины на пути следования автомобилей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ.

Вот в этой арифметике злодеяний Украины в Донбассе нельзя ошибиться — легко посчитать по воронкам от разрывов и погибшим и покалеченным мирным людям.

Виктор Сокирко

Социальные комментарии Cackle
Добавлено: 5-07-2017, 10:10
0
46
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх