Встреча Путина и Си Цзиньпина: как Трамп помог России

3 июля начался визит Си Цзиньпина в Москву. Очевидно, что сторонам предстоят очень непростые переговоры по будущему российского участия в китайском проекте «Один пояс — один путь» и объемам китайских инвестиций в российскую экономику.

Еще недавно китайцы на подобных переговорах обладали более сильными картами. У РФ были испорчены отношения с Западом, разрекламированный «Поворот на Восток» превратился в поворот к Китаю, чем китайцы и пользовались (абсолютно правомерно), навязывая Москве свои условия сотрудничества.

Однако нынешний саммит пройдет отнюдь не в такой атмосфере — чуть ли не впервые за все время российско-западного конфликта позиции КНР выглядят несколько слабее, чем российские. И благодарить за это Москва должна Дональда Трампа.

Не сработались

После достаточно удачного апрельского визита Си Цзиньпина в США, после его смиренного доедания шоколадного торта на фоне заявлений Трампа об авиаударе по Сирии многие эксперты выдохнули, и отложили заявления о «американо-китайском конфликте» в сторону.

Сам Трамп резко смягчил свою риторику в отношении КНР, и некоторым показалось, что фразочки президента из серии «мы не позволим Китаю насиловать (экономически — прим. ред.) нашу страну, ибо ровно этим он и занимается», ушли в прошлое.

Некоторые даже стали говорить о том, что КНР и США даже нащупали некий модус вивенди, и что «ловушка Фукидида» (в рамках которой война между растущим китайским претендентом и американской доминантой неизбежна) в данном случае не сработает.

Сам Си Цзиньпин уверял, что никакой «ловушки Фукидида» между КНР и США нет, ибо, по его мнению, стороны могут выстроить «новые отношения между сверхдержавами», основанные на уважении легитимных интересов друг друга.

Однако у Трампа, судя по всему, был несколько иной взгляд на эти отношения. Американский президент сменил гнев на милость в отношении Китая лишь потому, что рассчитывал на сотрудничество с Пекином в деле разрешения американских проблем. В частности, торгового профицита в сторону Китая а также северокорейской ракетно-ядерной программы. Причем оба вопроса для Трампа были взаимосвязаны.

«Я объяснил китайскому президенту что торговая сделка с США будет для них гораздо более выгодной если они смогут решить северокорейскую проблему», — заявлял Трамп.

Это сотрудничество так и не состоялось. В торговых вопросах Пекин, по понятным причинам, отказался подчиняться американским требованиям, а в северокорейском вопросе его возможности сильно преувеличены.

КНР очень хотела бы по звонку в Пхеньян решить северокорейскую ракетно-ядерную программу (ибо тогда, например, у США не будет никаких оснований развертывать ПРО ТВД в Южной Корее, а американские военные базы на Корейском полуострове и Японии лишатся смысла своего существования), однако Пекин не может этого сделать, поскольку Ким Чен Ын просто отвергнет все китайские требования.

Прямое давление тут не поможет, ибо ответом на это будет либо радикализация КНДР, либо ее коллапс — оба варианта Китаю крайне невыгодны. «Китай начнет активно действовать только в том случае, если поймет, что статус-кво невозможен», — говорит бывший глава азиатского направления в обамовском Совете по национальной безопасности Эван Медейрос.

Поэтому китайское руководство сейчас давит осторожно, закулисно. Однако Трампа такие темпы не устраивают. «Мы бы хотели от Китая немножко больше помощи в северокорейком вопросе, но пока мы ее не получаем», — заявил Трамп.

Фактически его администрация возложила на КНР вину за все действия КНДР. Китай «обязан оказывать более серьезное экономическое и дипломатическое давление на (северокорейский — прим. ред.) режим, если в Пекине хотят избежать эскалации ситуации в регионе», — говорил Рекс Тиллерсон.

Ну получите

В итоге в конце июня Белый дом снова включил синофобию. «Трампу понадобилось четыре дня для того, чтобы избавиться от двух, а может быть и четырех десятилетий политики США в отношении Китая», — пишет The Daily Beast.

Первым днем стала встреча 26 июня Трампа и Нарендры Моди, по итогам которой американский лидер заявил, что «американо-индийские отношения никогда не были в таком прекрасном состоянии, как сейчас».

Ну и закрепил эти отношения согласием продать Индии 22 разведывательных дрона стоимостью в 2 миллиарда долларов для того, чтобы в Дели могли мониторить китайские действия в Индийском океане (индийское руководство добивалось этой поставки еще с прошлого лета). Кроме того, США анонсировали проведение военно-морских учений с традиционными «друзьями» Китая — Индией и Японией.

Затем 27 июля Госдеп опубликовал список стран, где наиболее развита торговля людьми — и КНР оказалась в третьей, самой плохой корзине. «Китай жестко отрицает безответственные заявления США относительно степени борьбы других стран с торговлей людьми, сделанные на основе специфики американского законодательства», — заявил тогда представитель китайского МИД Лю Канг.

В среду 28 июня США собирались с силами, и в четверг 30 июня нанесли аж два удара. Сначала американский Минфин ввел санкции против китайских компаний за сотрудничество с КНДР, тем самым, по мнению некоторых экспертов, дав понять, что будет впредь карать Китай за экономическое сотрудничество с Пхеньяном (от которого, напомним, Пекин отказаться не может, ибо в ином случае будет коллапс северокорейского режима и война на полуострове).

Ну и, наконец, в тот же день Белый дом заявил о намерении поставить Тайваню оружие на 1,42 миллиарда долларов для «поддержания его возможностей самообороны».

Это будет первая продажа оружия Тайваню при администрации Трампа, и особый шарм этой продаже придает тот факт, что нынешняя руководительница острова — Цай Инвэнь — является сторонницей независимости острова и негативно смотрит на любые проекты сближения с КНР (кроме экономических).

В итоге Конгресс доволен, Тайвань доволен, а Китай расстроен. Ну и чтобы расстроить КНР еще больше, Сенат одобрил закон о том, что американские военные корабли могут заходить в тайваньские порты (эти заходы прекратились в 1979 году, когда США приняли принцип «одного Китая»). По понятным причинам вряд ли Трамп будет ветировать этот закон.

Ну и напоследок — за сутки до визита главы КНР в Москву — американский ракетный эсминец проплыл возле острова Тритон, одного из оспариваемых клочков земли в группе Парасельских островов. США называют это «операцией по установлению свободной навигации», и она стала уже второй со времен прихода к власти администрации Трампа (первая была в мае, и тогда американский корабль проплыл возле искусственного китайского острова в Южно-Китайском море).

Таким образом, для Трампа интересы США оказались выше дружбы с Китаем. Соответствует ли такой подход интересам России?

Безусловно, ведь чем более конфликтными (естественно, до разумных пределов) будут американо-китайские отношения, тем проще будет Москве договариваться с КНР и США, которые будут учитывать интересы России дабы не толкнуть ее в объятья противника. Главное — удержать баланс и не вставать в этом конфликте ни на американскую, ни на китайскую сторону, а также избегать соответствующих политических заявлений (наподобие слов Сергея Лаврова о том, что Москва поддерживает позицию Пекина относительно территориальных споров в Южно-Китайском море).

Если выберем Китай, поставим себя в конфликт со всем Западом и станем младшим братом КНР. Выберем США, то получим конфликт с крупнейшей восточной державой, да и к тому же не факт, что Вашингтон нас не кинет (как он обычно поступает). Нужно просто пользоваться ситуацией и партнерствовать со всеми.

Геворг Мирзаян

Социальные комментарии Cackle
Добавлено: 4-07-2017, 12:48
0
25
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх