Винтокрылые машины остаются на полях сражений

Вертолет впервые принял участие в корейской войне 1950-53-х годов. Сейчас без этого класса техники невозможно представить никакую войну — ни классическую, ни противопартизанскую. Пожалуй, по универсальности ему просто нет равных. Это компенсирует очень существенный недостаток вертолета — его крайнюю уязвимость.

Действенность средств ПВО малого радиуса (особенно ПЗРК и зенитной артиллерии) против самолетов очень ограничена, а вот против вертолетов — исключительно велика. Более того, в ходе локальных войн было множество случаев уничтожения вертолетов из противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) и даже из ручных противотанковых гранатометов (РПГ). Тем не менее очень высокая тактическая мобильность вертолета перекрывает все.

Борец с танками

Еще в конце 60-х годов возникло понимание того, что вертолет, вооруженный ПТУРами, становится лучшим средством борьбы с танками. Тем более что ПВО является самым слабым местом танка.

Отсюда возникла идея специализированного противотанкового вертолета. На сегодняшний день в мире создано до десятка типов таких машин, но всерьез воевали только три из них — два американских и один советский.

Первым стал американский вертолет АН-1 «Кобра», который с апреля 1972 года применялся в Южном Вьетнаме против наступающих войск Северного Вьетнама. С помощью ПТУР «ТОУ» «Кобры» до момента вывода американских войск из страны в январе 1973 года подбили 10 танков Т-54, 6 легких плавающих танков ПТ-76 и 8 легких танков американского производства М-41, до этого захваченных северянами у южных вьетнамцев и использовавшихся против бывших хозяев.

Разумеется, «Кобра» очень широко применялась и в противопартизанской войне, поэтому ее потери во Вьетнаме оказались ожидаемо очень велики — от 295 до 368 вертолетов по разным данным (сюда включены и небоевые потери).

В 1973 году израильтяне использовали «Кобры» во время октябрьской войны. По их данным, в ходе крупнейшего танкового сражения на Синайском полуострове 14 октября 18 «Кобр» подбили до 90 египетских Т-62 и Т-54/55. В ходе ливанской войны 1982 года израильские АН-1S уничтожили до 30 сирийских танков и свыше 50 единиц другой техники ценой потери как минимум одной машины. Проверить достоверность всех этих данных возможным не представляется.

Также непроверяемы заявления американцев о том, что их вертолеты АН-1W, которые остаются теперь только в авиации морской пехоты США, в январе—феврале 1991 года во время «Бури в пустыне» уничтожили 97 иракских танков и множество другой бронетехники, причем без потерь.

При этом в ходе второй иракской войны (2003–2011), по признанию даже самих американцев, ни одного иракского танка эти вертолеты подбить не сумели. В ходе противопартизанских действий было потеряно около 10 АН-1W. Еще 5 вертолетов этого типа морская пехота США потеряла в Афганистане.

Гораздо больше славы заслужил наследник «Кобры» — АН-64 «Апач». Он впервые принял участие в боевых действиях как раз во время «Бури в пустыне». Поначалу американцы заявили, что «Апачи» уничтожили более 500 иракских танков, затем эта цифра снизилась до более скромного, причем идеально точного значения 278 танков (проверить эту точность совершенно невозможно). Кроме танков, АН-64 уничтожили множество другой иракской техники. При этом было потеряно три вертолета, но все потери считаются небоевыми.

Сколько иракских танков подбили «Апачи» во время второй иракской войны — не очень ясно, американские данные достаточно невнятны. В основном, естественно, «Апачи» участвовали в противопартизанских действиях. Было потеряно как минимум 24 АН-64 армейской авиации США и 1 «Апач» ВВС Голландии. Был серьезно поврежден 1 английский «Апач», но, возможно, он восстановлен.

«Апач» должен был использоваться в качестве противотанкового вертолета в ходе агрессии НАТО против Югославии в 1999 году, однако так и не успел вступить в бой до прекращения огня. При этом, однако, два вертолета этого типа разбились в Албании.

В Афганистане «Апач» используется только как противопартизанский вертолет, потери составили на данный момент от 5 до 10 машин. В таком же качестве используют этот вертолет израильтяне против палестинцев и «Хезболлы», как считается — без потерь.

Универсальный боец

Советский Ми-24, в отличие от «Кобры» и «Апача», создавался не как чисто боевой, а как универсальный (ударный и десантный). При этом в качестве десантного он использовался крайне редко. Наличие десантного отделения привело к увеличению размеров вертолета, т. е. повысило его уязвимость. С другой стороны, это позволило увеличить боевую нагрузку, а также эвакуировать экипажи сбитых вертолетов без вызова транспортных машин.

Как и американские «коллеги», Ми-24 больше использовался как противопартизанский, причем во множестве войн. Главной войной этого вертолета стала афганская, где его роль (в тандеме с многоцелевым Ми-8) оказалась исключительно велика. Велики были и потери — 127 машин (сюда включены и небоевые потери). Интересно, что нынешняя война в Афганистане «забрала» еще 2 или 3 Ми-24, только уже принадлежащих армейской авиации Польши.

До 30 российских Ми-24 было потеряно в ходе двух чеченских войн. При этом на их счету, кроме противопартизанских действий, есть несколько единиц уничтоженной бронетехники боевиков, в т. ч. до 10 танков Т-72.

Смесью противопартизанской и классической войны были действия Ми-24 в Африке (Анголе, Ливии, Эфиопии). Ангольские войска потеряли не менее 16 Ми-24 в гражданской войне с УНИТА и классической — с ЮАР (до 1989 года). Сколько ими было подбито единиц южноафриканской бронетехники, юаровцы тщательно скрывают до сих пор, хотя в стране теперь вроде бы совершенно другой режим.

Ливия потеряла в войне с Чадом не менее 11 Ми-24 и еще несколько — в ходе войны, начавшейся в 2011 году и не закончившейся до сих пор. Эфиопские Ми-24 в ходе войн с Эритреей (в 1977-90-е годы — гражданской, в 1998–2000-е годы — классической) заведомо уничтожили несколько десятков единиц бронетехники противника. Потери в ходе гражданской войны установить сложно, в 1998–2000-е годы эфиопы потеряли 7 или 8 Ми-24.

Аналогичной смесью войн разных типов являются события в Абхазии и Грузии, в Нагорном Карабахе, в Сирии. ВВС Грузии потеряли в Абхазии 3 Ми-24 (все сбиты) и столько же — в войне с Россией в 2008 году (2 уничтожены на земле, 1 разбился).

Во время войны за Нагорный Карабах в 1992–94 годы Армения потеряла 1–2 Ми-24, Азербайджан — не менее 4. Еще по одному вертолету этого типа стороны потеряли в последние три года. Сирия за годы гражданской войны лишилась как минимум 8 Ми-24, 2 Ми-35 М потеряли ВКС России. Во всех этих войнах более или менее точные результаты действий вертолетов по наземным целям установить практически невозможно.

В частности, совершенно неясно, сколько и какой бронетехники противника они уничтожили. Кроме того, в Сирии открыли свой боевой счет Ми-28Н и-Ка-52, но, если иметь в виду именно бронетехнику исламских боевиков, а не разнообразные «тачанки», пока он, видимо, невелик.

И только в двух войнах Ми-24 использовались исключительно в классическом варианте, как противотанковые машины. Причем в обеих этих войнах их противниками были «Кобры».

Одна из них — вышеупомянутая война в Ливане 1982 года. О результатах в ней израильских «Кобр» уже было сказано. Ми-24 в этой войне работали в тандеме с легкими ударными вертолетами французского производства SA342 «Газель». «Газели» до сих пор остаются единственной техникой западного производства в ВС Сирии, а ливанская война — единственная, в которой этот вертолет использовался в качестве противотанкового (против партизан он воевал многократно).

Евреи признали потерю 7 танков от действий «Газелей», при этом заявили об уничтожении 12 машин этого типа (из них одна была сбита пулеметным огнем танка «Меркава», еще одна — ПТУРом с израильской «Кобры»).

На уничтожение хотя бы одного Ми-24 еврейские военные не претендуют, а о потерях от их действий умалчивают, что является серьезным показателем их результативности. Вряд ли Ми-24 сожгли хотя бы одну «Меркаву», но М48 и М60 выбили как минимум 30–40.

Впрочем, ливанская война в ее активной фазе продолжалась, по сути, несколько дней. А вот ирано-иракская — 8 лет.

Звездный час «Крокодила»

В первые месяцы войны (осенью 1980 года) иракские Ми-24 наносили огромные потери иранским сухопутным войскам. Например, в сентябре в одном из вылетов 8 Ми-24, выпустив 22 ПТУРа, уничтожили 17 иранских танков, не понеся потерь. В тот же день другие 6 Ми-24 уничтожили еще 10 танков.

Один из экипажей Ми-24 за первые три месяца войны записал на свой счет 55 иранских танков. Хотя точные потери Ирана от иракских вертолетов установить сложно, по-видимому, только в 1980 году они были выше, чем в 1991 году — потери Ирака от «Апачей».

В целом именно за счет ирано-иракской войны Ми-24 следует считать самым результативным вертолетом в мире с точки зрения применения по своему изначальному прямому назначению — против бронетехники противника. Измерить эффективность ударных вертолетов в противопартизанской войне практически невозможно из-за отсутствия ясных критериев.

Необходимо отметить, что в тот момент все иранские танки были американского или английского производства.

Впрочем, успехи иракских Ми-24 в боях с иранскими танками вскоре резко снизились, поскольку Иран практически прекратил применять танки из-за очень высоких потерь. С другой стороны, за первые два года войны из 40 иракских Ми-24 половина была потеряна, остальные имели те или иные повреждения. Тем не менее они активно применялись до конца войны.

Ирано-иракская война стала первой, в которой регулярно имели место воздушные бои между вертолетами. Главными соперниками стали, естественно, Ми-24 и АН-1, первый бой между которыми состоялся в ноябре 1980 года, а последний — в мае 1988 года. Счет в этих боях был 10:6, но неизвестно, в чью пользу — каждая из сторон заявляет, что в ее. При этом всего иракцы претендуют на то, что их вертолеты сбили 53 иранских вертолетов различных типов.

Имели место также бои между самолетами и вертолетами. Данный вариант представляется односторонним: вертолет по своим ТТХ не может вести бой с реактивным истребителем. Действительно, иранские F-4 и F-5 сбили как минимум 2 Ми-24, иракский МиГ-23 — как минимум одну «Кобру».

При этом, однако, в отечественных источниках приводится информация о том, что 27 октября 1981 года Ми-24 сбил ПТУРом иранский истребитель F-4 «Фантом». Конечно, этот самолет уже тогда был достаточно старым, тем не менее это очень мощный «двухмаховый» истребитель, для которого любой вертолет является просто мишенью.

И, с другой стороны, ПТУРы не рассчитаны на поражение подобных целей. Если такой эпизод действительно имел место (гарантировать это нельзя), он является поистине уникальным. Либо иракские летчики были совершенно выдающимися асами, либо иранские — полными бездарями. Либо имела место случайность, которых хватает на любой войне, особенно крупномасштабной и длительной.

В целом на счету боевых вертолетов сегодня уже несколько сот уничтоженных танков и не одна тысяча единиц другой автобронетехники, причем достигнут этот результат за весьма ограниченное количество войн. Впрочем, и вертолетов в различных войнах полегло несколько тысяч.

Вообще, вертолеты практически полностью достигли предела развития, возможно лишь незначительное увеличение дальности, скорости, грузоподъемности и т. д. Но это проблемой не является, поскольку вертолет совершенно безальтернативен благодаря своей исключительной универсальности, мобильности и маневренности. К тому же он прекрасно вписывается в концепцию усиления роли спецназа, десантных сил и ЧВК.

Его до такой степени нечем заменить, что новые вертолеты теперь почти не создаются, лишь бесконечно модернизируются имеющиеся.

Самый яркий пример — многоцелевой вертолет Ми-8, находящийся в производстве, непрерывно совершенствуясь, с 1961 года, т. е. уже 55 лет! США, завершив продолжавшееся 12 лет производство «Апача» в 1994 году, возобновили его в 2005 году, закрыв программу новейшего универсального ударно-разведывательного RAH-66 «Команч». А Ми-24 превратился в Ми-35 М и в этом виде пошел в серию не только на экспорт, но и для ВС РФ.

К ударным вертолетам предъявляется достаточно много противоречивых и сложных требований, при этом потери таких машин неизменно остаются весьма высокими. Еще и поэтому дешевле и практичнее оказывается модернизировать имеющиеся машины, чем создавать слишком сложные и совершенные новые.

Александр Храмчихин — заместитель директора Института политического и военного анализа.

Социальные комментарии Cackle
Добавлено: 3-07-2017, 07:10
0
53
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх