«Диктаторы», «террористы» и «сумасшедшие»: Трамп строит новую «ось зла»

У каждого из последних американских президентов была своя «ось зла», каждый использовал свои методы борьбы с ней и у каждого они ни к чему хорошему не приводили.

У Джорджа Буша-младшего в списке значились Иран, Ирак и Северная Корея, и его методы борьбы с «осью» в итоге привели к снятию сдержек для экспансии Ирана на Ближнем Востоке, а также ядерным испытаниям в Северной Корее. «Осью» Обамы стала террористическая группировка ИГИЛ*, Россия, а также болезнь эболы.

Болезнь ушла сама собой, исламисты захватили и успешно контролировало часть Сирии и Ирака, а давление на Россию привело к ослаблению позиций США на Ближнем Востоке и Восточной Азии, а также к опасному для американских интересов усилению Китая.

У Дональда Трампа — президента, который вроде как обещал заняться внутриамериканскими, а не международными проблемами, — есть своя «ось». Она включает в себя «кубинскую диктатуру», «иранских террористов» и «северокорейских сумасшедших».

Все они, по мнению нового американского президента, угрожают безопасности Соединенных Штатов. Однако проблема в том, что Трамп, как и его предшественники, не сможет победить эту «ось зла», а лишь усилит своей борьбой третьи страны. И если Буш «усиливал» Иран, а Обама — Китай, то Трамп окажет услугу тому государству, чьим агентом, по мнению некоторых, он является — России.

Остров несвободы?

Еще недавно казалось, что вопрос американо-кубинского противостояния ушел в прошлое. Блокада острова, введенная еще президентом Кеннеди, оказалась не только бессмысленной (особенно после холодной войны), но и серьезно вредила американскому имиджу. В результате предыдущая администрация США взяла курс на нормализацию отношений с Кубой, и добилась на этом курсе очень серьезных успехов.

И не только в рамках двусторонних американо-кубинских отношений — отказавшись от линии на блокаду острова, Обама улучшил имидж США в глазах многих латиноамериканцев и сделал тем самым важный шаг по восстановлению контроля Вашингтона за американским «задним двором».

После победы Трампа у многих были сомнения насчет того, как американский президент поведет себя в по отношению к вотчине Кастро. Кое-кто надеялся на лучшее, вспоминая, что в своей внешнеполитической доктрине Трамп обещал не заниматься сменой режимов в других странах.

Однако новый американский президент разбил их мечтания в тот момент, когда по-хамски отреагировал на смерть Фиделя Кастро. А находясь во Флориде, глава Белого дома выступил перед мигрантами с Кубы и заявил о частичном отказе от курса Обамы.

Разрывать отношения Трамп, конечно, не стал, да и отзывать посольство тоже, однако американских туристов попридержал. По всей видимости, им будет запрещено отправляться в частные туры на остров (то есть не через турагентства), а кроме того иметь любые финансовые отношения с организациями, аффилированными с кубинскими военными (а армейские концерны, как известно, контролируют значительную часть отельного бизнеса на острове).

Наконец, в качестве вишенки на торте американский президент поставил дальнейшее снятие санкций с острова в зависимость от соблюдения прав человека и освобождения политзаключенных. «Теперь, когда я стал президентом, мы разоблачим преступления режима Кастро», — заявил он.

Которые, как выясняется, касаются не только внутриполитической ситуации на острове. Трамп в придачу обвинил кубинцев в «хаосе в Венесуэле» и в «поставках оружия Северной Корее».

С чем связано включение Кубы (в общем-то, абсолютно незаслуженное) в трамповскую «ось зла»? С тем, что Куба перестала быть внешнеполитическим фактором и стала скорее внутриполитическим.

Республиканский электорат и истеблишмент требует ужесточения политики в отношение острова, и Трамп бросает своим однопартийцам (в частности, влиятельному республиканцу Марко Рубио) этот кусок.

Да, при этом по сути Трамп жертвует долгосрочными стратегическими выгодами в пользу своих политических краткосрочных интересов. Проблема в том, что для него эти долгосрочные интересы не имеют особой ценности. Если для Обамы Куба (а точнее нормализация отношений с ней) была ключиком к нормализации отношений с Латинской Америкой, то Трампу этот ключик не нужен, ибо подгребать южных соседей по себя он не собирается.

Трамп отказывается от социальных инструментов «подгребания», например в виде миграционной амнистии «понаехавших». Более того, дабы не пускать новых нелегалов, он собирается строить стену на границе с Мексикой. Он отказывается от экономических инструментов в виде Транстихоокеанской зоны свободной торговли, и даже намеревается демонтировать уже имеющиеся инструменты в виде НАФТА, желая вернуть американские производства на американскую территорию.

Эксперты (даже правозащитники), уже предупреждают о том, что возврат к старой бессмысленной политике блокады ничего не даст, и что американцам рано или поздно придется возвращаться назад к политике вовлечения.

Именно поэтому Гавана, скорее всего, ответит отказом на предложение Трампа «заключить более хорошую сделку для кубинцев и американцев, которая справедлива и в которой есть смысл».

По словам министра иностранных дел Кубы Бруно Родригеса, у его страны «достаточно терпения» для того, чтобы пересидеть Трампа.

Однако какова будет цена упущенных сейчас возможностей? Безусловно, четыре (или восемь) лет задержки в деле подгребания латиноамериканских стран под Вашингтон приведут к усилению влияния на регион Китая. Еще одним бенефициаром, как уже пишут американские СМИ, окажется Россия.

Журналисты уверяют, что Москва, которая в мае возобновила поставки нефти на Кубу (остров потребляет 130 тысяч баррелей нефти в день, однако добывает лишь 50), намерена вернуть туда еще и свои базы. Поэтому, как верно отмечает сенатор Патрик Лихи, своими действиями Трамп «не только наносит урон американскому бизнесу и кубинскому народу, но и создает в 90 милях от американского берега вакуум, который будет заполнен нашими врагами».

Иранские щупальца

Вторым элементом «оси зла» является Иран. И здесь Трамп пытается похоронить достижения администрации Обамы (ядерную сделку), и здесь он оказывает услугу Москве.

Как и в случае с Кубой, отчасти в этом внешнеполитическом назначении есть внутриполитическая логика. Америке нужен враг, и для абсолютного большинства представителей американского истеблишмента Иран (с его риторикой и связями на Ближнем Востоке) является достойной кандидатурой на эту роль.

И именно в битве с иранским драконом президент Трамп может доказать всем свою силу, решимость и последовательность. Тем более что, как выяснилось после поездки Трампа в Саудовскую Аравию, эта битва будет оплачена саудовскими миллиардами.

Однако, в отличие от ситуации с Кубой, конфликт с Ираном действительно соответствует американским внешнеполитическим интересам. И соответствовал даже в период Обамы. Напомним, что предыдущий президент систематически боролся с последствиями бушевской политики по усилению Ирана, и ядерной сделкой он лишь очертил определенные «красные линии», договорился с Тегераном о том, что эта борьба будет безъядерной.

Тогда и Белый Дом, и духовный лидер Ирана Али Хаменеи говорили о том, что ни о какой нормализации ирано-американских отношений речи быть не может.

Да, Обаме зачастую не хватало решимости и последовательности для того, чтобы эффективно сдерживать Иран. В результате на сегодняшний день именно Тегеран является доминирующей силой на Ближнем Востоке.

Ведомый улыбающимся, скромным, «модернистским» президентом Роухани (которого бомбить и давить гораздо сложнее, чем регулярно дававшего поводы Ахмадинежада), Тегеран выбил из-под американцев Ирак, победил саудовцев в Йемене, а также отвоевывает назад «свою» Сирию, на территории которой собирается разместить свои военные базы и уже продолжить банкет на территории Голанских высот. Ситуацию усугубляет серьезный кризис внутри сдерживающей Иран саудовской коалиции.

Даже в США понимают, что они уже не могут исправить ошибки прошлого и восстановить свое доминирование на Ближнем Востоке, однако им по силам хотя бы восстановить баланс сил, для чего и надо сдержать Иран. Именно поэтому Тегеран (а не спонсор терроризма и главный региональный нарушитель прав человека — Саудовская Аравия) и объявлен «местным злом».

Методы сдерживания Ирана могут и будут разными. Скорее всего, американцы не будут вступать в прямые боестолкновения с иранской армией, а станут резать иранские «щупальца» — региональных союзников Тегерана.

«Иранские региональные клиенты — особенно в Ираке, а также в Сирии и Йемене — являются ключевым элементом иранской стратегии по вытеснению американского военного влияния в Персидском заливе, а также в борьбе с арабскими соседями за власть в регионе», — пишет журнал Foreign Policy.

Еще одним инструментом может стать поддержка независимости Иракского Курдистана, из которого можно сделать как барьер для иранской экспансии в Левант, так и тыловую базу для операций иранских курдов на территории самого Ирана. А возможное размещение в Иракском Курдистане американских баз серьезной угрозой для безопасности самого Ирана.

Однако у этой стратегии есть и серьезные риски для американских национальных интересов (помимо последствий очередной попытки приручения крокодила — суннитских террористических группировок). Во-первых, риск пересечения ядерных красных лини. Трамп не должен подвергать сомнению ядерную сделку Обамы, не должен давать иранцам повода для возобновления ядерной программы.

Сможет ли импульсивный президент проявить сдержанность? Вопрос риторический. Вторым же риском является усиление позиций на Ближнем Востоке России. Если раньше у американцев была надежда на то, что после победы в сирийской гражданской войне Иран выбросит ставшую ненужной Россию из Леванта, то сейчас, на фоне конфликта с США, Тегеран не может себе позволить такую роскошь как конфликт с Москвой. Более того, иранцы сейчас пытаются соблазнить Россию на более тесное сотрудничество (в частности, предлагают экономические и инвестиционные проекты).

А — и это уже как-то даже неудобно — вслед за иранцами в Москву бегут саудовцы, которым не нужно российско-иранское сближение. И которые готовы серьезно заплатить Кремлю за как минимум нейтралитет.

Так что получается, что США сами пускают медведя в клеть с откормленными на нефтедолларах курами. Своими курами.

Полезный маньяк

Наконец, третьим элементом «оси» зла является традиционный враг — Северная Корея. В Америке северокорейцев считают маньяками с ядерной гранатой в руках. Кич Чен Ын де-факто угрожает ядерным распространением (Северная Корея активно торгует своими ракетами, и нет никаких гарантий, что она не станет продавать ядерные боеголовки, когда они у нее будут в достаточном количестве). Поэтому, на первый взгляд, агрессивная позиция Трампа в отношении Ким Чен Ына абсолютно оправданна.

На второй же взгляд они бессмысленны. Северокорейская проблема не имеет военного решения. Любое нападение на КНДР (даже ограниченное в виде удара по объектам ракетно-ядерной программы) вызовет ответный удар Северной Кореи по Южной, и уровень разрушений будет запредельный, как и последующий урон от этой войны для мировой экономики, не говоря уже о региональной стабильности.

Санкционного решения тоже нет — КНДР уж не раз показывало, что готово выдержать любые международные санкции. К тому же в Пхеньяне понимают, что если уж совсем прижмет, можно попросить помощи у Пекина (китайцам северокорейские провокации уже поперек горла, но коллапса режима в КНДР китайцы не допустят — им не нужны миллионные потоки беженцев, банды из бывших северокорейских военных и в эпилоге американские базы возле Манчжурии).

Единственный вариант решения проблемы — это постепенная эволюция режима в Пхеньяне. Понимают ли это в Белом доме? Безусловно. Но в покое не оставляют, ведь целью сдерживания КНДР является не сама Северная Корея, а Китай.

Вся агрессивная риторика, все действия против Ким Чен Ына нацелены на получение необходимых оснований для сдерживания китайской экспансии в Восточной Азии. Система ПРО в Южной Корее разворачивается не против КНДР, а против Китая. Американские военные базы в Южной Корее и Японии предназначены не для защиты этих стран от северокорейской угрозы, а для давления на Китай.

Система коллективной безопасности в Восточной Азии собирается против Китая. Трамп уже объявил Восточную Азию важнейшим для США регионом, и благодаря северокорейским «полезным идиотам» намерен противостоять экспансии Пекина. Как политической и экономической, так и военной.

Однако главным бенефициаром войны китайского тигра и американского орла снова становится русский медведь. Чем более конфликтными станут американо-китайские отношения, тем больше каждой из сторон будет нужна Россия.

Без теплых, доверительных и стратегических отношений с Москвой китайцы не смогут гарантировать безопасность своего среднеазиатского тыла, а также тех транспортных артерий, которые будут проложены через Казахстан и Россию в Европу.

Поэтому Китаю придется арендовать эти отношения через инвестиционные проекты, а также более конструктивную позицию в важных для России международных вопросах. В свою очередь, Штатам нужно будет не допустить слишком тесных российско-китайских отношений, поэтому они могут охладить их через разворот России назад к Европе, а также нормализацию российско-японских отношений на российских условиях.

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве Российской Федерации


* запрещенная в РФ террористическая группировка

Социальные комментарии Cackle
Добавлено: 25-06-2017, 11:47
0
41
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх