Что на самом деле сказала Алексиевич в скандальном интервью, — мнение

Лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года, как и положено большинству лауреатов, практически забытая за прошедшие пару лет, — снова в топе.

В былинном во всех отношениях интервью улыбчивая русскоязычная журналистка, чье творчество, как известно из всех справок, «проникнуто чувством сострадания и гуманизма», выдала целую пачку дистиллированных откровений.

1) Снос памятников на Украине, запрет русского языка: «Это сопротивление России. Это единственный способ сделать нацию. Вы, русские, вели себя еще хуже. Двести лет».

2) Убийство Бузины: «Я понимаю. То, что он говорил, вызывало ожесточение».

2) О России: «Пришло очень сервильное поколение, совершенно несвободные люди, очень много поклонников Путина, трудно говорить, когда Россия превратится в свободную страну».

3) «Свободные люди — это люди с европейским взглядом на вещи, более гуманитарные. Они отличаются даже на уровне пластики. Вот эта девушка, бармен в кафе, где мы беседуем, — она несвободна. Она не может прямо сказать, что думает про это государство. Она не скажет, а там любой человек скажет».

4) «Я не хочу об этом говорить, я не хочу это слушать, я не была в Донбассе и не поеду. Не морочьте мне голову этой ерундой, которой забита ваша голова. Вы так легко поддаетесь всякой пропаганде.

Это на вашей совести, на совести Путина. Давайте уже заканчивать ваше идиотское интервью. У меня уже нет сил на него. Вы просто набор пропаганды. Вы знаете, мне не нравится наше интервью, и я вам его запрещаю печатать».


Писательница Светлана Алексиевич на своем творческом вечере «Я не хочу писать о войне…»

Больше всего публику, надо думать, поразила не злобность нобелевского лауреата, а запредельный уровень лауреатского интеллекта. То есть там, где должна быть мысль, обалдевший народ прочел совершенно неотцензуренный мозгом поток, так сказать, базовых идейных установок.

Но в этой невключенности мозга, уважаемые читатели, есть один поучительный плюс для всех нас.

Ибо журналистка Светлана должна рассматриваться не как писатель. Точно такие же реплики килотоннами пишут десятки тысяч злобных пожилых и не очень современников под публикациями в СМИ и социальных сетях.

Но журналистка Светлана — это не просто злобный пожилой современник. А такой, которому выдали официальный и освященный столетней европейской традицией статус.

Она признана носителем и ретранслятором идей, которые приняты Европой — или, шире, обобщенным Западом. И шпарит о нас с вами строго в рамках того, что дозволено и приветствуется.

То есть в ее исполнении мы наглядно и без закатывания в хитрые формулировочки ознакомились с тем, что о нас можно и положено думать носителям «европейского взгляда на вещи».


Лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года белорусская писательница Светлана Алексиевич в Стокгольме. Декабрь 2015 года

Поэтому можно перестать смеяться над старушкой и задуматься о том, что, собственно, она ретранслирует.

Фонит она, в общем, очень простой волной, суть которой сводится к следующему: «Эти русские не совсем люди».

На этих русских не распространяются те нормы гуманизма и сострадания, к которым могут апеллировать нации настоящие. Это ведь только между нормальными людьми — свободными, с европейским взглядом на вещи — немыслимо оправдание убийств, снос памятников, запрет языков и гонения на какие-нибудь нации.

Еще нормальные люди могут даже испытывать гуманизм к разного рода дикарям — если те, разумеется, осознают свою отсталость и признают превосходство свободы и европейского взгляда. Существует, в конце концов, многовековая традиция изображения добрых дикарей, которые открыты миссионерству, огненной воде и бусам.

Но русские не относятся к добрым дикарям. Согласно упомянутой почтенной западной традиции, они относятся к дикарям злым — тем, что миссионеров не принимают, огненной воды и бус не берут, а насильственные попытки себя цивилизовать встречают градом стрел.

В случае с русскими все даже еще хуже, потому что вместо стрел у этих дикарей откуда-то (не иначе как от дьявола) сверхзвуковые истребители, «Калибры» и ядерное оружие, не говоря о неуловимых хакерах. То есть просто высадиться к ним и принудить к покорности невозможно, а значит, они не просто злые дикари, а какая-то нечеловеческая угрожающая сила.

Поэтому мы год за годом наблюдаем то, что нам кажется западным лицемерием: почему они регулярно замечают и раскручивают страдания свои и других народов, но холодно и равнодушно реагируют (если реагируют вообще) на страдания российские?

Нет тут никакого лицемерия, уважаемые читатели. Просто мы за скобками, мы не числимся в списках рода людского на уровне нормального западного культурного официоза.

Любые гонения на нас, притеснения нас, убийства нас — имеют оправдание и объяснение, потому что мы, по их мерке, лишены того, что делает людей настоящими. У нас нет Свободы, мы ее не хотим и мы ей сопротивляемся.

Просто обычно этот мистический расизм упаковывается хитрыми западными интеллектуалами в формулировочки, сквозь которые не пробьешься.

Бесхитростная немолодая тетя, принявшая бусы, катехизис и огненную воду и тем заслужившая статус Доброго Дикаря, который стремится к свободе, — она, как уже было сказано, шпарит полученные установки напрямую.

И за это ей можно даже сказать спасибо.

Виктор Мараховский

Социальные комментарии Cackle
Добавлено: 21-06-2017, 16:11
0
37
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх